Новости
14.02.2020
Россия и Сирия против Турции и США. Война уже идет?

Стратегия с Анной Шафран (13.02.20)

13.02.2020
Вечер с Владимиром Соловьевым от 12.02.2020
11.02.2020
Турецкие военные поразили более 100 целей сирийской армии

Полный контакт с Владимиром Соловьевым 

Последние фото


Встреча с Советником Эмира Катара по Национальной Безопасности Шейхом Мухаммадом Бин Ахмед Бин Абдулла Аль-Миснед

Встреча с министром обороны государства Катар Халидом аль-Аттыйя и чрезвычайным и полномочным послом государства Катар в РФ Фахадом аль-Аттыйя

с министром обороны РФ Сергеем Шойгу

 

Лекция-встреча, Московский университет МВД России

 

Командующий вооружёнными силами армией шангал (Ирак-Езиды) Хайдар Шешо

 

Встреча с Первезом Мушаррафом, 10 президентом Пакистана

Встреча с лидером исмаилитов Ага-ханом IV

 

ИНТЕРВЬЮ:
"Восток — моя профессия"
На вопросы «Военного» отвечает директор Центра изучения стран Ближнего Востока
и Центральной Азии Семен Аркадьевич Багдасаров


Новости
23.08.2010, интервью "Московская Правда" А мы пойдем на север...

Президент России в своей сочинской резиденции встретился с главами Пакистана, Таджикистана и Афганистана за закрытыми дверями. Это, пожалуй, первый опыт столь плотного общения Д. Медведева с главами государств региона, играющего ключевую роль в вопросах национальной безопасности России на азиатском направлении. О том, как мы можем добиваться здесь своих целей, корреспонденту «МП» рассказывает депутат Государственной Думы, член Комитета по международным делам Семен Багдасаров.

- Семен Аркадьевич, почему нам снова приходится идти к афганским границам? Какой «интернациональный долг» влечет нас туда теперь?
- Центральная Азия продолжает оставаться пороховой бочкой с тлеющим фитилем, и роль ее в вопросах национальной безопасности нашей страны растет с каждым месяцем. В первую очередь это набирающий обороты (особенно после известных событий в Киргизии) наркотрафик, идущий из Афганистана в Таджикистан, оттуда в Киргизию и далее к нам в Россию. Вторая проблема - исходящая из региона террористическая угроза. И третья - гражданская война и клубок противоречий в самом Афганистане и проблема присутствия в регионе американских войск. Стратегия Обамы в Афганистане, очень мягко говоря, не дала положительного результата. В связи с этим возник вопрос о более раннем выводе американских войск. Официально началом вывода объявлен июль 2011 года. Окончательно же вывести войска планировалось в 2014 году. Однако министр обороны США г-н Гейтс заявил, что не стоит воспринимать эти даты буквально, как даты календарные. Их, мол, надо воспринимать более гибко. Тем не менее значительная часть американского политического истеблишмента, а конкретно - представители демократической партии считают, что уже в июле 2011 года необходимо вывести из страны как минимум половину личного состава. Мнения разошлись. Ясно одно - американцы из региона уходят.
 
- Какой должна быть наша позиция на переговорах?
- Предельно жесткой. Нам очень важно совсем по-другому использовать наши войска, расположенные на территории Таджикистана, - для того, чтобы бороться с наркотрафиком. На сегодняшний день на территории страны базируется семитысячный контингент 201-й дивизии. Ее нынешняя дислокация - в Душанбе, Кулябе и Курган-Тюбе - является архаичной и не соответствует интересам сегодняшнего дня. Одна из бригад должна быть переброшена на памирское направление - в Горный Бадахшан, откуда идет наркотрафик в Киргизию и далее в Россию.
 
- А как воспримет эту идею таджикское руководство?
- В штыки. Памирский участок афгано-таджикской границы (а это 881 километр) - абсолютно не контролируемая территория. Оттуда идут и наркотики, и китайская контрабанда из Синцзянь-Уйгурского автономного округа на Мургаб. Кому же понравится, когда кто-то со стороны будет контролировать такую твою вотчину?
 
- Каковы наши инструменты влияния на Таджикистан?
- Да таджикское руководство полностью от нас зависит. Мигранты из этой страны, работающие сегодня в России, дают по сути второй бюджет стране - порядка миллиарда долларов в год. И если мы примем решение о высылке из страны всех таджикских мигрантов, в самом Таджикистане могут произойти очень серьезные события. Пускай вспомнят Киргизию. Наконец, кредиты, которые они регулярно получают от нас. И миграционную, и кредитную политику в регионе надо жестко увязать с нашими интересами в Центральной Азии. Ожидать же каких-то кардинальных решений в вопросах борьбы с наркотрафиком или терроризмом со стороны правительства США или Афганистана как минимум наивно. Они не предложат нам ничего.
 
- Но говорят, что опиума в Афганистане стали собирать меньше.
- Правильно. Во-первых, наркомафия не хочет сбивать цены на героин, в результате чего не допускает перепроизводства продукта. Во-вторых, в Афганистане появился жучок, уничтожающий маковые посевы.
 
- Что ж, спасибо жучку! Вы на сегодняшний день, наверное, единственный публичный политик, утверждающий, что с афганскими талибами нужно договариваться и искать общий язык. А недавно те же талибы, с которыми «можно и нужно договариваться», убили в Афганистане шестерых врачей-европейцев.
- Эта трагедия произошла в афганском Бадахшане - одной из самых спокойных провинций. Там проживают в основном таджики и памирские народности, исповедующие исмаилитизм и исторически лояльно относящиеся к европейцам. Выходец из этого региона, один из лидеров Северного Альянса Бурхануддин Раббани вообще настроен проамерикански... Но нужно отдавать себе отчет в том, что в Афганистане идет гражданская война, и периодически мобильные группы талибов проникают и в Бадахшан. Как, собственно, все случилось? Врачи ехали на автобусе, который решили остановить для досмотра зашедшие в регион талибы. Автобус, наоборот, увеличил скорость. Талибы открыли огонь. Итог - шестеро убитых. И здесь я повторюсь: надо помнить, что сам Талибан не монолитен. Здесь есть как минимум четыре шуры (совета), две из которых стараются вписаться в окружающий геополитический ландшафт и как-то выстраивать с ним отношения. А есть шуры, в которых доминируют радикальные умонастроения. Нам нужно в первую очередь выстраивать отношения с умеренными представителями Талибана - такими, как тот же мулла Омар, например... Если мы не будем вести активную политику в Центральной Азии, на самом деле дождемся идеального шторма из наркотиков, криминала и терроризма, первая волна которого накрыла своей кровавой бурлящей пеной Киргизию - когда-то южную границу единой страны, между прочим.
 
- Как вы прокомментируете открытие американской базы в таджикском Кара-Даге, которую сами американцы назвали военно-учетным центром?
- Они могут называть свои базы как угодно, но на самом деле это будет самый настоящий разведывательно-диверсионный центр. Как я и предполагал, американцы собираются уходить из Афганистана (правда, непонятно, когда конкретно они будут это делать и как это будет выглядеть технически), и уходить они будут на север - в наше среднеазиатское подбрюшье. Уже есть договоренность с правительством Киргизстана об открытии американских баз в Оше, Баткене. Открыли свою базу в Таджикистане французы. Тихая экспансия Запада в Центральную Азию налицо, и она будет продолжаться. Это - результат нашей пассивной политики в регионе. Геополитика не терпит пустоты: откуда уходим мы, туда приходят американцы.

- Кстати о Киргизии. Как вы прокомментируете последний поход на Бишкек некоего Урмата Барыктобасова - человека, о котором до этого за пределами своей страны вообще мало кто знал? Ну, кроме земляков и спецслужб, которые давно, безуспешно и, похоже, без всякого энтузиазма разыскивали его за какие-то финансовые преступления?
- Для современной Киргизии это почти рядовое событие. Республика на перепутье, а киргизы - народ пассионарный, и такие «Наполеоны» со своими «полетами орла» будут время от времени возникать на киргизском политическом небосклоне. Ну на то и власть, чтобы приземлять этих орлов. Но это событие лишний раз подтверждает, что нам надо последовательно отстаивать в этом регионе свои интересы. Иначе вслед за этими орлами в азиатском небе появятся другие орлы. Тот же «белоголовый орлан» - символ Соединенных Штатов - давно уже парит над регионом...
 
Игорь Моисеев