ИНТЕРВЬЮ:
"Восток — моя профессия"
На вопросы «Военного» отвечает директор Центра изучения стран Ближнего Востока
и Центральной Азии Семен Аркадьевич Багдасаров


10.08.2015 «В Турции очень много сторонников "Исламского государства"»


С чем связана волна насилия в Турции? Может ли она изменить политический расклад в стране? Кто или что стоит за Рабочей партией Курдистана? На эти и другие вопросы ведущему «Коммерсантъ FM» Анатолию Кузичеву ответил директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии, политолог Семен Багдасаров в рамках программы «Действующие лица».
Подробнее:http://www.kommersant.ru/doc/2785940


«ИГ обещает сделать в Турции то, что было в Тунисе»

 

Семен Багдасаров о тревожной обстановке в Турции: «Недавно была уже даже не угроза со стороны курдских организаций, а угроза от "Исламского государства", было заявление. Суть его заключалась в том, если убрать восточную витиеватую речь, что до недавнего времени Турция занимала правильную позицию, потому что не давала базу "Инджирлик", то сейчас, как они выражаются, открыли врата врагам "Исламского государства", и мы обещаем им сделать то, что было в Тунисе. В Тунисе было много страшных терактов, в том числе один в отеле. Относиться к этому по принципу "пронесет" нельзя, вы сами понимаете.

Турция в течение длительного времени заигрывала с "Исламским государством". Это выражалось не только в том, что пропускали всех и вся, кто стремился попасть в Сирию, а затем в Ирак, или в Сирию и Ирак через территорию Турции, но и разведка Турции активно работала с отдельными джихадистскими группировкам, в том числе занимались поставкой вооружения. Но сейчас ситуация меняется, меняется потому, что Турция решила создать дымовую завесу борьбы якобы с "Исламским государством", и, используя дымовую завесу, разгромить курдское движение, как военное, так и мирное. Поэтому к угрозам подобного рода надо серьезно относиться».

О политических взглядах турецкого общества: «У нас представление о Турции как о традиционной патриархальной стране. На самом деле там очень развиты всегда были левые, левацкие организации, и так уж получилось, что в них всегда преобладали представители национальных и религиозных меньшинств. Среди некоторых народов, из которых формировались эти организации, в 70-80-х годах было очень популярно имена Ленин, Сталин и так далее».

О феномене Рабочей партии Курдистана: «Рабочая партия Курдистана — это вообще-то феномен. Оджалан, надо отдать ему должное, перевел политику курдов в другое русло, он уже объявил войну не только турецкому государству в те годы, а первая боевая операция была уже в 1984 году, но и традиционным вождям-шейхам. То есть много кому там головы пооткручивали в прямом смысле этого слова. Заставили признать, что есть такая партия, она строит свое не на племенной основе, не на том, что надо почитать традиционных вождей, а есть марксизм-ленинизм и так далее».
Подробнее:http://www.kommersant.ru/doc/2785940

 

«Партия Эрдогана — это турецкий вариант "Братьев-мусульман"»

 

Семен Багдасаров о преследовании курдов нынешним президентом:«Эрдоган планировал на этих парламентских выборах получить достаточно большое количество голосов с правящей Партией справедливости и развития, достаточное количество голосов для того, чтобы провести референдум об изменениях в конституцию Турции и преобразовании Турции в президентскую республику, когда бы он получил всю полноту власти или, как говорят турки, быть султаном. Но этого не получилось — раз. Второе — на этом фоне так называемая Демократическая партия народов (это правильное название той партии, которую у нас называют почему-то "Народно-демократическая партия") — она прокурдская, возглавляемая Селахаттином Демирташем, получила в целом по стране 13% с хвостиком. Казалось бы, ну, 13% с хвостиком, 80 мест, ради бога, но абсолютное большинство она получила на юго-востоке Турции в местах компактного проживания курдов, в частности в Диярбакыре она получила свыше 80% — можете представить, что это такое. То есть они победили абсолютно там, где жили курды, а еще в 2011 году та часть населения голосовала в этих районах за Партию справедливости и развития. Мало того, когда были в прошлом году президентские выборы, господин Селахаттин Демирташ получил 9,8%. Казалось бы, ну что, получил третье место, но опять абсолютное большинство курдов и на юге-востоке Курдистана проголосовало за него, то есть он их президент.

Есть еще целый ряд национальных меньшинств. Есть хемшилы, есть боша, есть лазы, кого только нет. И эти тоже начали шевелиться. Потому что Демократическая партия народов, или Рабочая партия Курдистана, чьи вооруженные формирования назывались до недавнего времени "Армия освобождения народов Курдистана", выступают не только за национальное освобождение курдов, но и всех национальных религиозных меньшинств. А так как они еще и левые, они говорят, естественно, турецкий пролетариат надо освободить.

Сирийские курды, а точнее аффилированная с Рабочей партией Курдистана Партия демократического единства, умудрились из почти 900-километровой сирийско-турецкой границы взять под контроль 400 км. Можете себе представить, что это такое? А это значит хождение туда-сюда добровольцев, только курдов. Эрдоган понял, что надо что-то делать. А что можно делать? Только задавить военным путем Рабочую партию Курдистана, а заодно и все аффилированные с ней структуры, а также, как он прямо говорил, тесно связанную с ней "Демократическую партию народов", возглавляемую Демирташем, кстати, против Демирташа было возбуждено уголовное дело. А для того, чтобы это сделать это красиво, как ему кажется, надо объявить, что он начинает войну с "Исламским государством", а под туманом, завесой борьбы с "Исламским государством" разгромить национальное освободительное движение курдов».

Об отношениях курдов с внешними союзниками: «С внешними игроками у курдов всегда плохо было. Потому что и Сирия, и Иран, и Ирак и все боятся курдской проблемы. Курды проживают и в Сирии, и в Турции, и в Ираке, и в Иране. И, в общем-то, везде. У них есть свои организации, которые всегда боролись как минимум за автономию, а лучше за независимость. Они никогда не забывают, что по Севрскому мирному договору после окончания Первой мировой войны было обещано создание государства Курдистан, но не было сделано. Они стремятся к этому. Поэтому если и будет помощь, то она будет дозированная».

О боеспособности турецкой армии: «В турецкой армии до прихода Эрдогана был почти 1 млн человек — мощная, сильная, доминировала в государстве, согласно конституции Турции, и она была гарантом конституции, и так далее. После прихода Эрдогана к власти, во-первых, был референдум, и она уже не гарант конституции. Прошло несколько судилищ, иначе это не назвать, над кадровыми офицерами армии, как действующими, так и в запасе, и вообще силовиками, просто надуманные, зачастую уголовные дела. Он опасался, конечно, что они совершат переворот, а переворотов в истории современной Турции было достаточно много. То есть значительная часть армии была просто репрессирована».
Подробнее:http://www.kommersant.ru/doc/2785940

 

«Российская империя активно использовала курдов»

 

Семен Багдасаров о российских интересах в курдском вопросе: «Есть Иракский Курдистан. Барзани постоянно говорит: ох, как бы хотелось советского оружия, потому что они привыкли. А кто поставляет туда сейчас все, что можно? Германия, Венгрия, Финляндия, Люксембург — бог знает, кто только не поставляет. Немцы обучают в Германии и непосредственно в Курдистане их вооруженные отряды Пешмерга. Финны послали 50 человек обучать. Венгры послали 150 человек обучать, но ни одного нашего там нет. Ни одной нашей рогатки там не присутствует. Это более чем странно, особенно учитывая, что это рядом с нами происходит. Дело в том, что от Иракского Курдистана до армяно-турецкой границы, которую охраняют российские пограничники, 320 км, самолет пассажирский летит 25 минут, про военный я умалчиваю. На территории Иракского Курдистана американцы, опять прикрываясь борьбой с "Исламским государством", планируют три базы, две — под F-16, F-18, и одну базу под Apache. А это уже Южный Кавказ, Северный Кавказ и так далее. Ну, вот такая вот пассивная политика».

О перспективах «Турецкого потока»: «Турок можно понять. Они говорят: ребят, а если нас там Европа не ждет, Евросоюз говорит, нам не нужен этот газ, куда же мы его денем-то, это первый вопрос. Они планируют его по Черному морю во Фракию, европейскую часть Турции, в Адрианополь, сейчас называется город Эдирне, и там — в газовое хранилище. И второе, еще они говорят, ну вот если вдруг когда-нибудь случится чудо, с Евросоюзом договоримся, а можно, чтобы мы не просто транзитерами были, а это был наш совместный газ. Поэтому одна ветка, скорее всего, будет построена для нужд Турции, остальное в ближайшее время нет».
Подробнее:http://www.kommersant.ru/doc/2785940

 

>