ИНТЕРВЬЮ:
"Восток — моя профессия"
На вопросы «Военного» отвечает директор Центра изучения стран Ближнего Востока
и Центральной Азии Семен Аркадьевич Багдасаров


11.02.2016 «Сейчас главная задача — закрыть сирийско-турецкую границу»

СМИ: Москва будет добиваться прекращения огня в Сирии.
 


Фото: Bassam Khabieh / Reuters


Способы урегулирования сирийского конфликта обсудят в многостороннем формате. В четверг в Мюнхене пройдет встреча Международной группы поддержки Сирии. В переговорах примут участие представители США, стран Евросоюза, а также Египта, Ирака, Ирана, Ливана и других арабских государств. Россию представит глава МИДа Сергей Лавров. По данным Reuters, Москва уже предложила с марта ввести в Сирии режим прекращения огня. Руководитель Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров ответил на вопросы ведущего «Коммерсантъ FM» Алексея Корнеева.

— Как вы считаете, действительно Россия могла предложить введение режима прекращения огня в Сирии, насколько это возможно, получим ли мы подтверждение этой информации?

— Мне трудно сказать, но давайте промоделируем ситуацию. Что значит «прекращение огня»? Между кем и кем? Допустим, правительственные силы и наша авиация прекратят боевые действия, а прекратит ли боевые действия так называемая оппозиция, среди которых преобладают террористические и экстремистские группировки? Я уж не говорю об «Исламском государстве», о «Джабхат ан-Нусра» (террористические группировки; запрещены в России. – «ЪFM») — вообще никто не возьмет на себя ответственность, что они прекратят. А прекратят ли другие? Нет. Это что за прекращение огня одностороннее?

Наконец, Запад сейчас добивается прекращения огня и проведения наступательной операции сирийской армии при поддержке нашей авиации. Потому что встала угроза полного закрытия той же сирийско-турецкой границы, той же так называемой буферной зоны. В Аазазе — это один из сирийских переходов, из которого идет помощь со стороны Турции так называемой оппозиции — значительная часть взята под контроль курдским ополчением, которому оказывает помощь наша авиация. Осталось взять Джарабулус, продвинуться окончательно сирийской армии километров на 20-25. В чью пользу-то будет? В принципе, этого и добивается Запад, я понимаю и надеюсь, это неправда.

— Там в Алеппо возникла критическая ситуация, гуманитарный кризис.

— Это вы с СNN, который полдня в среду вещал об этой теме. Что это значит?

Критическая ситуация возникла в первую очередь для так называемых повстанцев, которые поддерживают боевиков. Их поддерживала Турция, и по стратегической дороге, которую сейчас перерезала сирийская армия, «Хезболла» и другие наземные союзники Сирии при помощи нашей авиации, — это Алеппо, северный Алеппо, за ночь шла помощь туда, в первую очередь боеприпасы, вооружение боевикам — это прекратилось.
Что касается продовольствия, давайте обсудим, как в Алеппо мирному населению доставить продовольствие под эгидой Организации Объединенных Наций. Какие проблемы?

— Видимо, на это время и надо каким-то образом прекратить бомбардировки Алеппо?

— На это время надо договориться о том, какие конкретно будут коридоры, уже отработаны многие вопросы на территории Сирии по Хомсу, например, где под эгидой ООН был уже обмен пленными, раненными, вывоз населения, какие проблемы? Сейчас это сделать надо по Алеппо. Хомс, кстати, тоже миллионник, но Алеппо больше, конечно, в два-три раза. Но тоже можно организовать.

— То есть с российской стороны такие предложения не прозвучат, так вы считаете.

— Если прозвучат, я разведу руками, скажу, ну что же делать. Вообще-то непонятно, что мы там делаем тогда.

— С чем едет в Мюнхен Сергей Лавров? Есть у него что-то в рукаве?

— Это спросите у официального представителя МИДа. Я в МИДе не работаю.

— Каких результатов тогда ждать от этой встречи, учитывая, что переговоры между оппозицией и правительством Сирии в ООН были сорваны, ранее Меркель заявляла, что вообще Женева провалилась, и видимо, к ней, пока там Россия проводит свои бомбардировки, возвращаться рано? Что ждать вообще от этой встречи, будет какой-то эффект?

— От этой встречи ничего особенно не стоит ждать, как и от многочисленных женевских, мюнхенских, венских и прочих встреч. Сейчас главная задача — закрыть сирийско-турецкую границу, эту дыру в Аазазе и дыру в Джарабулусе, чтобы прекратилась помощь террористическим группировкам, дожать эти террористические группировки на территории Сирии и освободить Алеппо от террористов.
 

>