ИНТЕРВЬЮ:
"Восток — моя профессия"
На вопросы «Военного» отвечает директор Центра изучения стран Ближнего Востока
и Центральной Азии Семен Аркадьевич Багдасаров


11.11.2011 Интервью с Семёном Багдасаровым - "На безопасность потратят миллиарды"

В России в ближайшее время может появиться специальное ведомство, которое займётся обеспечением безопасности на транспорте. Этот вопрос сейчас прорабатывают в Минтрансе. Кроме того на безопасность до 2014 года планируется потратить почти 47 млрд. рублей. Право на безопасность - одно их основных прав граждан, а между тем, по данным ВЦИОМ сегодня 80% граждан России опасаются стать жертвами теракта. Как бороться с терроризмом? Подробнее об этом Ольга Башмарова беседовала с членом фракции "Справедливая Россия" в Госдуме Семёном Багдасаровым.

- Семен Аркадьевич, здравствуйте.

- Добрый день/

 - Начнем с того, что после того, как Дмитрий Медведев раскритиковал систему безопасности в аэропортах, на вокзалах, начали везде появляться металлоискатели, больше 100 за несколько дней. Что раньше мешало навести порядок?

- Безопасность на транспорте – это очень важный элемент. Потому что два последних теракта у нас были один в метро, другой в аэропорту. Поэтому то, что в этом направлении идет сосредоточение борьбы с терроризмом и обеспечение техническими средствами безопасности, это очень правильно. Но при этом я хотел бы такой вопрос задать: а что такое вообще у нас терроризм в России и как с этим бороться? То ли только техническими средствами, то ли еще какими-то. Значит, давайте назовем то, что у нас происходит на Кавказе и не только на Кавказе, сейчас уже можно сказать по всей России, потому что уже отдельные элементы проявляются в других регионах. То, с чем мы столкнулись, это высокоидеологизированный политический терроризм. Его по-всякому называют, я дам более точное название – это, я бы сказал так, политизированный радикальный терроризм салафитского толка. Это я не хочу расшифровать и так далее, очень опасное явление, зародившееся внутри религии и так далее. Оно существует уже не 50, не 100 лет. Я не хочу в глубину веков углубляться, скажу, что основы его были заложены еще в 16 веке. То есть я к чему это говорю? Что это давно разработанная система – как агитировать, как влиять на человека, как завлекать молодежь и так далее. Все отработано и, к сожалению, отработано чересчур хорошо.

- Есть ли способы, как искоренить?

- Значит, как искоренить. Есть несколько направлений борьбы. Первый – идеологический. Мы должны разрушить конвейер подготовки террористов. И он разрушается не только силовым путем, но и в первую очередь борьбой на идеологическом направлении. На идеологическом направлении – это то, что ставит под сомнение эту идеологию, ликвидирует ее как таковую. Ее можно сделать только с помощью очень хорошо подготовленных исламских богословов, которые могут это сделать. Если мы представим себе средства массовой информации и так далее. Но есть специфика вот, например, в других странах, которые уже, допустим, определенный этап прошли. Например, в Алжире. У них длительное время не было своих таких очень авторитетных, авторитет в этой области очень много зависит. Они обращались в другие государства, оттуда использовали этих людей, пока не создали свою целую плеяду. Я недавно, будучи депутатом Государственной Думы, обратился, есть вот такой очень авторитетный богослов исламский шейх Юсеф аль-Карадауи, он президент Всемирного союза мусульманских богословов. Буквально за две недели до этих трагических наших событий в Домодедове я попросил издать фету осуждающую, то есть это такой законодательный акт в шариате, осуждающую факты самого подрыва. Он это сделал, и я знаю, что президент Дагестана, выступая, давая интервью газете "Коммерсант", сослался на эту фету, что вот есть фета, и мы будем работать. Но это, извините, единичный момент. Нам нужно систему создать, и в том числе, например, готовить и своих таких людей. Как готовить? Вот правильно в Уфе хотят академию создать ислама, правильно. И правильно говорят, что надо приглашать из-за рубежа, но тех, кого мы считаем нужным приглашать, которые именно зарекомендовали, как шейх Юсеф аль-Карадауи, как борец с радикализмом, как борец с терроризмом. Это надо делать. Кстати, в Казахстане есть опыт, они тоже создали некую такую структуру, и она у них уже работает. Это очень важно делать. Затем, значит, очень важно вообще построить образовательные процессы в этом плане. Для этого можно использовать не только вот то, что я вам говорю. Ну, например, мне неоднократно приходилось встречаться с мировым лидером исмаилитов Агаханом Четвертым. У них отработано уже давно и используется в Египте, в Сирии, Пакистане, Афганистане система образовательного плана. Это образовательные структуры, где не готовят теологов, нет. Это где готовят менеджеров различного экономического и прочего направлений, но с элементами истории ислама, истории исламской архитектуры и так далее. И они работают в этом направлении. Второе направление очень важное – это экономическая составляющая. Мы сейчас говорим: надо на Северном Кавказе нам сделать и туда несколько сот миллиардов рублей, если я не ошибаюсь, направить. Во-первых, уже общепризнано, что деньги террористы получают из-за рубежа в очень малом количестве – 200-300 тысяч долларов. Что это такое – это ничего. Все остальное они собирают на территории России. И где у нас гарантия, что значительная часть, которая пойдет в это, не попадет к террористам? Никто не может таких гарантий дать.

- Спасибо.

>