ИНТЕРВЬЮ:
"Восток — моя профессия"
На вопросы «Военного» отвечает директор Центра изучения стран Ближнего Востока
и Центральной Азии Семен Аркадьевич Багдасаров


24.07.2012 "Сирийский конфликт: осталась ли Россия со своей позицией одна?" с комментариями С. А. Багдасарова на радио Голос России

 Продолжающийся уже почти полтора года сирийский конфликт привел к тому, что в самой Сирии сталкиваются правительственные войска и силы мятежников, а на международном уровне - позиции России и Запада. А точнее Соединенных Штатов (АУДИО)
В западных и ведущих арабских СМИ Москва представляется чуть ли не единственным препятствием на пути свержения республиканского светского режима в Сирии. При этом предполагается, что быть в меньшинстве - это плохо и что Россия - в большом проигрыше оттого, что она - в меньшинстве. Так ли это на самом деле?

Во-первых, Россия далеко не одинока в своем неприятии попыток силового свержения законного сирийского правительства. Да, при голосованиях в СБ ООН только Россия и Китай открыто выступают против очередных западных проектов сделать из Сирии вторую Ливию. Другие страны или воздерживаются (как это сделали в последний раз ЮАР и Пакистан), или предпочитают не ссориться с Западом и голосуют "за". Но при этом, как известно из кулуарных разговоров в ООН, многие в душе хотели бы присоединиться к России и Китаю - однако не считают себя достаточно сильными для этого.

В чем-то схожая ситуация - и в Лиге арабских стран. Позицию Лиги по отношению к сирийскому конфликту принято считать единой. Но это совершенно не так. Единой и монолитной является лишь позиция стран, входящих в Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива. А те идут вслед за позицией ар-Рияда и Дохи, которые в свою очередь ориентируются на Вашингтон. Комментарий палестинского политолога Тауфика Джарада:

"Лига фактически стала ближневосточным офисом Госдепартамента. Она претворяет в жизнь то, что от нее требуют американцы. А генеральный секретарь Набиль аль-Араби превратился в марионетку США. В нем не осталось ни благородства (прим. ред. - "набиль" - благородный), ни арабской крови".

"Некоторые эксперты, правда, не согласны с этим. Общий тон заседаниям в Лиге сейчас задает Катар. Однако не все готовы ему следовать. Так, уже после последнего заседания Лиги, на котором представитель Катара выразил якобы единую точку зрения, стало известно, что две страны, а именно Ирак и Алжир не согласились с требованием Лиги к Башару Асаду покинуть свой пост. Оба государства выразили мнение, что призывы уйти к лидерам тех или иных стран не входят в компетенцию министерского заседания Лиги. Более того, как отметили представители Ирака и Алжира, решение вопроса об уходе Башара Асада является суверенным правом сирийского народа".

На этот счет российский политолог Семен Багдасаров заметил:

"Сейчас подают ситуацию так, будто все единым фронтом сплотились против сирийского президента Башара Асада. Но на самом деле такого нет. Более того, рано или поздно те арабские страны, которые сейчас консолидируются в своих антиасадовских позициях, вероятно, изменят свой курс. Кроме Саудовской Аравии, Катара, естественно, и еще двух-трех других государств. В какой-то момент многие страны поймут, что под удар могут попасть и они сами".

Поэтому, выступая против попыток западных и некоторых арабских государств решать сирийскую проблему без учета мнения всех сирийцев, Москва, по сути, выступает за право каждого народа самому решать свою судьбу. И если кому-то это не нравится, то это его дело.

>