Новости
19.06.2018
Османские амбиции Эрдогана – путь к победе

Полный контакт с Владимиром Соловьевым

06.06.2018
Ирано-израильские отношения – парадокс Ближнего Востока

Обстановка на Ближнем Востоке. Риски эскалации конфликта между Ираном и Израилем.
Полный контакт с Владимиром Соловьевым.

01.06.2018
Вечер с Владимиром Соловьевым от 31.05.18
Последние фото


Встреча с министром обороны государства Катар Халидом аль-Аттыйя и чрезвычайным и полномочным послом государства Катар в РФ Фахадом аль-Аттыйя

с министром обороны РФ Сергеем Шойгу

 

 

 

Лекция-встреча, Московский университет МВД России

 

Командующий вооружёнными силами армией шангал (Ирак-Езиды) Хайдар Шешо

 

Встреча с Первезом Мушаррафом, 10 президентом Пакистана

Встреча с лидером исмаилитов Ага-ханом IV

 

комментарии к событиям
10.03.2015 Анализ ситуации, складывающейся вокруг Иракского Курдистана

В результате последних событий на Ближнем Востоке возникает новая геополитическая ситуация, в том числе, по курдскому вопросу.

Очевидно, что это лишь вопрос времени, когда Иракский Курдистан будет объявлен независимым государством. Вопрос лишь в том, когда и в каких границах. Судя по всему, руководство Иракского Курдистана хотело бы, чтобы ряд так называемых спорных районов (спорных между Багдадом и Эрбилем) вошли в состав Иракского Курдистана. Такими районами являются город Киркук, город Мосул, Ниневийская долина, регион Синджар. Если удастся это сделать, то Иракский Курдистан будет контролировать 60% добычи иракской нефти и свыше 40% газа и иметь хороший выход через Турцию для поставок газа и нефти в Европу. Таким образом, уже ряд государств начали борьбу за реальное влияние на этой территории: США, государства Евросоюза, в первую очередь Германия и Израиль. Каждый по-разному пытается укрепить свое влияние в Иракском Курдистане. С наиболее радикальной позицией по необходимости объявления независимости Иракского Курдистана выступает Израиль (премьер-министр Израиля Б. Нетаньяху уже заявил, что Израиль признает независимость Иракского Курдистана).

С противоположной позицией выступает Иран, который, имея сильное влияние на шиитское правительство в Багдаде, всячески противодействует возможности возникновения независимого Иракского Курдистана.

Турция налаживает отношения с Иракским Курдистаном, исходя из следующих стратегических целей:

1. Иметь противовес Багдаду, где, по словам министра иностранных дел Турции М. Чавушоглу находится сектантское правительство (шиитское).

2. Как известно, Иракский Курдистан обладает колоссальными запасами нефти и газа, следовательно, Турция заинтересована, чтобы нефтяные и газовые потоки шли через нее.

3. Турция заинтересована использовать Иракский Курдистан и две основные политические партии Курдского региона: Демократическую Партию Иракского Курдистана (лидер Масуд Барзани) и Патриотический Союз Курдистана (лидер Д. Талабани).

Для борьбы с Рабочей Партией Курдистана, представляющей, по мнению турецкого руководства, угрозу национальной безопасности Турции.

Российским интересам также соответствовало бы усиление своей роли в Иракском Курдистане. Кроме вышеуказанных экономических преимуществ Иракский Курдистан имеет уникальное стратегическое расположение, граничит с Иранским Курдистаном, с юго-востоком Турции, где компактно проживают турецкие курды, спорная территория непосредственно находится недалеко от сирийской границы.

Триста двадцать километров разделяет Иракский Курдистан и армяно-турецкую границу, которую охраняют погранвойска Российской Федерации.

Соответственно, это позволяет очень серьезно влиять на ситуацию на Южном Кавказе, в Каспийском Бассейне и, при определенной постановке вопроса, на Северном Кавказе.

Те же Соединенные Штаты планируют разместить на территории Иракского Курдистана 3 базы ВВС: 2 под F-16, F-18 и одну базу под вертолеты Apache, кроме того США имеют свой разведцентр недалеко от Эрбиля.

Большую активность проявляет Израиль. Израиль активно участвует в вооружении и создании отрядов «пешмерга» (т.е. вооруженных

формирований Иракского Курдистана), а также в усилении основной разведслужбы Иракского Курдистана «Парастин». Европейские государства, как было выше сказано, активно участвуют в поставках вооружения и создании «пешмерга», в то же время Россия бездействует на этом направлении. Это при том, что Российская Империя и Советский Союз всегда активно участвовали в решении курдского вопроса.

Так, отец нынешнего главы Иракского Курдистана Масуда Барзани – Мустафа Барзани – более 10 лет находился в Советском Союзе в известный период истории, при этом окончил Военную академию имени Фрунзе и ему было присвоено высокое звание Советского генерала Армии.

На сегодняшний день Иракские курды высказывают целый ряд недовольства к западной коалиции во главе с США из-за игнорирования ряда их интересов, в том числе, недостаточном вооружении отрядов «пешмерга» бронетанковой техникой, из-за чего, по словам М. Барзани, «пешмерга» несут большие потери в живой силе.

В то же время в распоряжении иракских курдов (пешмерга) имеется свыше 150 танков советского производства, доставшихся от режима Саддама Хусейна (это танки Т-55, ПТ-76, Т-62 и Т-72). Россия могла бы, оказав символическую помощь военно-техническим имуществом (2-3 самолета), развернуть на территории Иракского Курдистана небольшое количество полевых танкоремонтных парков и отремонтировать эту боевую технику. Роль и авторитет России сильно повысились бы среди «пешмерга».

В составе боевых формирований Иракского Курдистана воюют подразделения национальных и религиозных меньшинств, в том числе, езидов, христиан, ассирийцев и армян, а также шебаков и какеев. Есть высокая вероятность договориться с руководством Иракского

Курдистана, чтобы по отдельному плану, согласованному с центральным руководством Эрбиля, помочь вооружить и обучить эти подразделения из езидов, ассирийцев и армян, что не исключает возможность и обучения всех подразделений «пешмерга» вне зависимости от национального и религиозного состава. Было бы эффективно для этого использовать граждан России и Армении (езидов, ассирийцев и армян) в качестве инструкторов и советников так, как это делает Израиль, использующий в своих целях курдистанских евреев.