ИНТЕРВЬЮ:
"Восток — моя профессия"
На вопросы «Военного» отвечает директор Центра изучения стран Ближнего Востока
и Центральной Азии Семен Аркадьевич Багдасаров


комментарии к событиям
02.09.2015 По поводу событий в Таджикистане

Мятеж замминистра обороны Абдухалима Назарзоды нельзя рассматривать в отрыве от происходящих в последнее время в Таджикистане событий.

По сути, заканчивается выдворение из состава силовых структур а также чиновничьего аппарата представителей Объединенной Таджикской Оппозиции (ОТО), сердцевиной которой всегда была партия Исламское Движение Таджикистана.

К 7 сентября партия Исламское Движение Таджикистана также должна была быть ликвидирована.

Все это а также резкое ухудшение социально-экономического положения в Таджикистане и возвращения в Таджикистан значительного количества граждан этой страны, работавших в России, (речь идет о сотнях тысяч граждан) может резко обострить ситуацию в Таджикистане. Если в ближайшее время мятежный генерал не будет арестован или уничтожен, то может начаться процесс следующего характера: консолидация бывших полевых командиров таджикской оппозиции, в том числе тех, которые лишились своих постов по мирному соглашению 1997 года. Таковых достаточно много – это, как правило, уроженцы Рамидского ущелья при Памире (Раштская группа районов), южная часть Горного Бадахшана (Ванчский район, приграничный с Афганистаном) а также в определенном смысле полевые командиры исмаилитского происхождения Горного Бадахшана (которых удерживает от радикализации мировой лидер исмаилитов Ага-хан IV). Также может начаться контакт с представителями таджикской оппозиции, которые не признали мирное соглашение 1997 года и ушли в Афганистан. Часть из них до сих пор находится в Афганистане и в той или иной степени консолидировала вокруг себя ряд экстремистских и

террористических организаций Центрально-азиатского происхождения, в том числе таких, как Исламское Движение Узбекистана, отколовшаяся от него группа лиц, образовавшая организацию «Джунд Алла», которая признала главенство над собой Исламского Государства, а также Исламское Движение Туркестана, Союз Исламского Джихада, таджикистанский Талибан и других.

Внутри Таджикистана часть членов партии Исламское Движение Таджикистана (ИДТ), уйдя в подполье, может радикализоваться и вступить в более тесный контакт с радикальными экстремистскими группировками, такими как Салафия, Хизб ут-Тахрир аль-Ислами, Джамаат Таблиг и другими. Одновременно будет налаживаться организационная структура и система поставки вооружения, как внутри Таджикистана, так и с территории Афганистана. Этот так называемый инкубационный период может продлиться от нескольких месяцев до года и, постепенно раскручиваясь, может привести к серьезному конфликту в Таджикистане - по сути, к гражданской войне.


Действия России.

В российском руководстве должны определить степень важности Таджикистана для России с учетом усиления роли в Таджикистане Китая и западных государств. На основании принятого решения и соглашения между РФ и Таджикистаном по российской 201-й военной базе, РВД (МСД) потребовать от таджикского руководства передислокации ряда подразделений вышеуказанной воинской части на Памирское (Горно-Бадахшанское) направление и размещение этих подразделений на Калай-Хумбском, Ишкашимском направлении и создание в городе Хорог совместного российско-таджикского оперативного штаба.

В случае отказа таджикской стороны необходимо принятие мер по усилению российского военного присутствия на территории Киргизии, являющейся членом ЕврАзЭС, особенно на юге страны, граничащем с Таджикистаном, в первую очередь – в Баткене и Оше. А также размещение вместе с войсковыми подразделениями подразделений России по борьбе с терроризмом и госнаркоконтроля (ФСКН).

При этом не допускать вмешательства российских военных подразделений во внутренние дела Таджикистана.