Новости
13.11.2017
СЕМЕН БАГДАСАРОВ: АРМЯНСКОЕ РУКОВОДСТВО НЕ ДОЛЖНО ИГНОРИРОВАТЬ КУРДСКИЙ ВОПРОС

О создании независимого курдского государства – Иракского Курдистана, геополитических изменениях на Ближнем Востоке в этой связи, позиции Армении по отношению к курдскому вопросу, пути решения карабахского конф

24.10.2017
Багдасаров у Соловьева 24.10.2017
17.10.2017
Багдасаров у Соловьева 17.10.2017
Последние фото


Встреча с министром обороны государства Катар Халидом аль-Аттыйя и чрезвычайным и полномочным послом государства Катар в РФ Фахадом аль-Аттыйя

с министром обороны РФ Сергеем Шойгу

 

 

 

Лекция-встреча, Московский университет МВД России

 

Командующий вооружёнными силами армией шангал (Ирак-Езиды) Хайдар Шешо

 

Встреча с Первезом Мушаррафом, 10 президентом Пакистана

Встреча с лидером исмаилитов Ага-ханом IV

 

комментарии к событиям
Справка написана в июле 2013 года, но актуальна по сей день в контексте переговоров Лаврова в Дохе (Катар) Семен Багдасаров: Сирия: Причины конфликта. Пути выхода.

В основе конфликта с Сирией лежит проблема этно-религиозного многообразия Сирийской республики и распределения власти с учетом этно-религиозного происхождения. К моменту прихода к власти в результате военного переворота Хафеза Асада в 1970 году Хафез Асад прекрасно знал, что, будучи членом алавитской общины, которую в исламском мире не считают мусульманской и к которой всегда относились крайне отрицательно как в суннитском сообществе, так и в шиитском, необходимо учесть и в том числе опыт предыдущих руководителей не мусульман, в частности, Амина Хафеза (1963 - 1966 гг.), который, будучи наполовину христианином (армянин), наполовину алавитом, проводил политику без учета интересов мусульманского большинства Сирии, за что и был свергнут. Учитывая это, Хафез Асад, исходя в том числе из конституции Сирии, предполагающей, что президентом страны может быть только мусульманин, предпринял ряд мер, направленных на то, чтобы объявить, что алавиты – мусульмане. С этой целью в 1973 году великий Аятолла Хакими (Ирак) объявил, что алавиты являются мусульманами. Аналогичную фетву выдвинул и лидер исламской революции в Иране имам Хамени, таким образом, Хафез Асад как бы легализовал нахождение на главном посту государства алавита, при этом понимая, что нужно большинству населения Сирии, мусульманам-суннитам, и предоставил соответствующие возможности в политике, и в экономике, он, например, демонстративно назначил министром обороны Сирии мусульманина-суннита, своего соратника Мустафу Тласа. Для мусульман-суннитов были созданы благоприятные условия в торговле, ремеслах, другой деятельности. Христианам, составляющим по данным сирийских властей 10% населения, а по другим данным не менее 15-20%, были представлены также большие возможности в исправлении своих религиозных обрядов, в образовательном плане, в торговле и так далее. Однако Служба национальной безопасности , контрразведка ВВС формировались в основном из алавитов. Наиболее боеспособные и высокотехнологичные подразделения армии комплектовались также из алавитов, таким образом, репрессивная составляющая силового аппарата в основном состояла из алавитов, которые в любой момент могли изменить ситуацию в стране в соответствии с пожеланиями президента-алавита. Необходимо признать, что подобная ситуация в стране изначально не устраивала значительную часть мусульман-суннитов, особенно ее радикальную часть в лице «Братьев-мусульман», которые неоднократно пытались путем терактов и вооруженных выступлений свергнуть режим Хафеза Асада, режим алавитов. Так в конце 70-80 годов по Сирии прокатилась волна терактов, осуществляемых против алавитов, кроме того, жертвами терактов стали несколько десятков советских военных специалистов, находящихся в Сирии. В связи с этим в 1982 году при попытке вооруженного мятежа в городе Хомс была проведена операция по уничтожению боевых групп «Братьев-мусульман», в ходе которой пострадало, к сожалению, и мирное население, по различным данным погибло от 15 до 30 тысяч человек, в том числе женщины, дети и старики. Значительная часть бежала в соседнюю Иорданию. Вплоть до начала волнений в Сирии продолжались аресты активистов «Братьев-мусульман».



Семен Аркадьевич Багдасаров с Ага-ханом IV, главой исмаилитов мира


Впоследствии в Сирии были приняты законы, которые автоматически привели к тому, что членство в «Братьях-мусульманах» каралось смертной казнью, хотя значительная часть их участников находилась в тюремном заключении. Нужно принять, что среди определенной части суннитского населения организация «Братья мусульмане» пользовалась популярностью. После смерти Хафеза Асада и приход к власти его сына Башара Асада у многих в Сирии возникли иллюзии модернизации общества и создания более либеральной системы, менее подконтрольной жесткой системе управления. В то же время не только на внешнеполитические, но и на внутриполитическое аспекты власти Сирии серьезно влиял и влияет Иран. Иранское руководство взяло на вооружение инструмент влияния на ряд государств региона с преобладанием шиитского населения, по сути то же самое, что использовалось в позднем средневековом Иране (Персии). Таким образом наряду с Ираком, где большинство населения составляют шииты, в сферу влияния Ирана попала Сирия, несмотря на то, что алавиты в Сирии представлены не более чем 12% населения, а шииты-джафариты составляют менее 4% населения. Это также совпало с активизацией  внутриполитической и внешнеполитической деятельности движения «Хезболла» в Ливане, таким образом, возникла ось «Иран, Ирак, шиитское (алавитское) руководство Сирии и «Хезболла» в Ливане. Кроме того, Иран использовал и использует шиитское население в Бахрейне, в восточной провинции Саудовской Аравии а также шиитов-зейдитов в Йемене. Наряду с этим всё это а также ядерная программа Ирана и попытка Ирана, собственно, стать региональной сверхдержавой в противовес США, Израилю а также суннитским государствам Персидского залива не могло привести к дестабилизации Сирии. Таким образом, основными дестабилизирующими факторами в Сирии являлись:

Во внутренней политике:

- Недовольство большинства населения (мусульман-суннитов) нахождением у власти секты алавитов, которое усугублялось в последние годы взятием под контроль по сути всего серьезного бизнеса в стране семьей Асада-Махлуф и отторжением части суннитов, приближенных к власти, в том числе через экономику, от алавитского руководства.
Во внешней политике:
- Понимание на Западе и странах Персидского залива слабости Сирии как звена в системе «Иран – Ирак – Сирия – Ливан».
Поэтому дестабилизация в Сирии была лишь вопросом времени.
На сегодняшний день ситуация в Сирии выглядит следующим образом.
На стороне Асада выступает абсолютное большинство алавитской общины, исмаилиты, часть друзов, христиане, часть суннитов и часть шиитов-джафаритов, что составляет 40-50% населения страны. Значительная часть мусульман-суннитов выступает на стороне оппозиции. Большую роль в сплочении вокруг Асада христиан, друзов и исмаилитов сыграл турецкий фактор. В целом в Сирии к Турции относятся предельно негативно, особенно это касается алавитов, исмаилитов, друзов и особенно христиан. В течение 19 – начале 20 века Османское правительство (турки) организовывали на территории Сирии погромы, переходящие в геноцид алавитов, христиан. Так, алавитская община в 60-х годах 19 века, по сути, стояла на грани полного физического уничтожения со стороны турок. Геноцид маронитов проводился среди христианского населения: массовые погромы  и резня маронитов (1912 г.), массовые убийства армян и представителей других христианских народов (1909, 1915 г.) Всё это не могло не отразиться на умонастроениях, в частности, христианского и аалавитского населения, что побудило к сплочению вокруг Хафеза Асада. На определенном этапе аналогичную позицию занимали курды, известные своими антитурецкими настроениями, что удавалось эффективно использовать сирийскому руководству, особенно в стратегических вопросах, таких как отвлечение части сил от обороны Ракки, использование их на алеппском направлении, а также взаимодействие курдских военизированных организаций с христианскими и алавитскими военизированными организациями в боях за Алеппо, однако дальнейшие действия Турции, направленные на якобы примирение с курдами, а также деятельность Мустафы Борзани, лидера Иракского Курдистана, свидетельствуют о том, что курды по сути заняли нейтралитет в конфликте,  и ставят своей задачей укрепление в провинции, входящей в условно-сирийский Курдистан.
Наиболее важным моментом в связи с этим является сплочение алавитской общины и понимание механизма ее действия.
Справочно:
Для объективной оценки ситуации в Сирии и конкретно вокруг Асада и способности ближайшего окружения Асада и его силовых структур к сопротивлению, а также последующего поведения высшего руководства Сирии необходимо учесть следующие факторы:
- Система власти алавитов в Сирии, где они составляют не более 12% населения, чем-то напоминает исмаилитский Халифат Фатимидов в средние века. Будучи в меньшинстве в стране, Хафезу Асаду удалось создать систему контроля со стороны алавитской общины над основными экономическими, военными, общественными процессами в стране. Приблизительно то же самое было в исмаилитском халифате. Необходимо учитывать, что впервые после падения халифата фатимидов (1171 год) представителям крайних шиитов алавитам (к которым относятся исмаилиты, алавиты, алевиты, друзы и ля-илляхи) удалось по сути прийти к власти. Поэтому  в генетической памяти алавитов всегда есть воспоминания о тех тяжелых последствиях, которые претерпели крайние шииты (исмаилиты) после падения фатимидского халифата. Это сидит генетически в каждом алавите.
При оценке ситуации также следует учитывать специфику этногенеза алавитской общины Сирии.
В этногенезе алавитов как известно участвовали: нусайритская секта исмаилитов (шейх Нусайр по имеющимся данным был христианским монахом, ставшим исмаилитом и впоследствии создавшим собственное направление исмаилитства; в Сирии до сих пор алавитов зачастую называют «нусайриты»). Как известно, в этногенезе алавитов наряду с нусайритами принимали участие потомки крестоносцев, после падения государств крестоносцев, находящихся на территории Сирии в 12 – начале 13 веков, а также в этногенезе участвовали киликийские армяне после падения Киликийского Армянского Царства (ныне территория Турции).
Гений Хафеза Асада заключался в том,  что он убедил не только представителей высшего шиитского (джафаритского) ислама признать алавитов мусульманами-шиитами, но и убедить - где угрозами, где обещаниями - алавитских шейхов признать себя мусульманами, иначе управлять мусульманской страной по его мнению было невозможно.
Таким образом, алавитская община Сирии имеет все тенденции, что сейчас и происходит, саккумулировать свои силы и возможности для отпора террористическим группировкам.
Очень близко к алавитам примыкает и исмаилитская община Сирии (около 500 тысяч человек, мировой лидер Агахан IV – отец Агахана IV похоронен на территории Сирии, дед Агахана IV, Агахан III, он же президент Лиги Наций, похоронен в Египте, на родине фатимидского халифата). Глубокие этнические исторические корни на Ближнем Востоке всегда играли огромную роль.
На сегодняшний день на Асада большое влияние имеет так называемая «старая гвардия», среди которых за редким исключением абсолютное большинство является алавитами, среди которых наиболее влиятельным являются: бывший начальник контрразведки ВВС Мухаммед Аль-Холи; бывший начальник генерального штаба вооруженных сил Сирии, ныне министр обороны, Фахад Джассим Аль-Фрейдж; бывший советник Башара Асада, ныне директор Главного управления безопасности, Али Мамлюк; бывший начальник канцелярии главы Контрразведки ВВС Хейсам Саид; единственным суннитом среди них является бывший министр обороны Сирии генерал Мустафа Тлас. Все эти люди некогда работали с Хафезом Асадом и теперь оказывают большое влияние на президента Башара Асада. Естественно, большую роль играет непосредственно семья Башара Асада и в первую очередь его мать Аниса Махлуф, происходящая из знатного алавитского рода. Немаловажно также учитывать и тот факт, что сама семья Асада не происходит из элиты алавитской общины так называемых посвященных, «Хасса», куда входят люди, посвященные в некие таинства алавитской общины, которые передаются из рода в род. Семья Асадов происходит из алавитских простолюдинов, «Амма», поэтому Асад вынужден считаться с ответственностью своей семьи и, в том числе, перед высшей алавитской кастой «Хасса», которая выступает категорически против капитуляции. В случае негативного развития ситуации альтернативой может быть создание алавитского государства в регионах с преобладанием алавитского населения, где исторически, собственно, они и возникли (район городов Латака и Тартус). В определенной степени друзы, а также значительная часть христиан (сиро-католики, греко-католики (мелькиты), представители греко-православной общины, сиро-яковитов, армянской апостольской церкви, армяно-католиков, протестантов и многочисленных «полукровок» как из разных христианских общин, так и из браков алавитов с христианами).  При этом необходимо учитывать огромную роль влияния алавитской общины Сирии на своих по сути единоверцев в Турции, алевитов, где их по разным данным от 15 до 20 миллионов человек. Значительное большинство участников беспорядков в Турции являются алевитами. При этом в приграничной турецкой полосе в Сирии, на территории исторической Киликии, проживают алевиты, являющиеся потомками сирийцев, армян и греков, и с симпатией относящиеся к алавитской общине Сирии и ненавидящие режим Эрдогана, а также в этой же полосе компактно проживает курдская община, которая также имеет антитурецкие настроения.
На сегодняшний день предельно важным является активное вмешательство во внутресирийский конфликт движения Хезболлы и Ирана. Башар Асад весьма почтительно относится к лидеру Хезболла шейху Хасану Нусрулле. По мнению некоторых людей из окружения Башара Асада он к нему относится «как сын к отцу».
Использование бойцов Хезболлы в боях при Аль-Кусейра а также в боях под Алеппо показывает высокий военный потенциал организации и степень боеготовности ее командиров и бойцов, что и следовало ожидать с учетом опыта войны Израиля и Хезболлыв июле 2006 года, когда Хезболла по сути нанесла поражение в сухопутных сражениях Израильской армии. По всей вероятности, следует ожидать непосредственного участия в боевых действиях и иранских вооруженных сил, в том числе бойцов корпуса стражей исламской революции (КСИР), особенно спецподразделения КСИР «Аль-Котс» (Иерусалим). Таким образом конфликт в Сирии становится международным. На стороне сирийской оппозиции представлены как Сирийская Свободная Армия (командующий Салам Идрис) и различных радикальных, как правило салафитских групп, участвуют бойцы из различных стран мира в том числе из Европы (особенно Франция), Турции, Саудовской Аравии, Катара, некоторых государств СНГ в том числе судя по всему России, на стороне сирийского руководства бойцов Хезболлы, Ирана, а также нельзя исключить представителей маронитской и армянской общины Ливана а также ряда других гос-в которые оказывают содействие своим единоверцам в Сирии.
В связи с этим следует предположить, что гражданская война в Сирии может продлиться долгие годы, возможно, как в Ливане на протяжении 15 лет (с 1975 по 1997 год) и по своей разрешимости она будет значительно более сложной.
Сложность ее заключается в следующем:
Нельзя посадить за один стол представителей сирийского руководства и оппозицию и договориться, ибо в основе должно лежать перераспределение власти на этно-религиозной основе, однако в отличие от Ливана, где изначально власть распределялась на этно-религиозной основе вначале устно, а по завершении гражданской войны на основе таифских соглашений – письменно как результат соглашения, то в Сирии этого понимания не было в течение многих лет и, по сути, особенно в последние десятилетия это полностью игнорировалось. К примеру, можно было бы взять для примирения таифские соглашения, однако для того, чтобы приступить к подготовке подобного соглашения, необходимо понять, сколько кого какой этно-религиозной группы живет в Сирии, так как есть данные сирийского правительства, а есть данные религиозных и светских руководителей этно-религиозных групп. При этом, если исходить из принципа свободных выборов в Сирии, то это вообще неприемлемо, так как при этом и президентом страны, и представителем большинства парламента в стране будут избраны сунниты, а с учетом отношений последних десятилетий, особенно в ходе гражданской войны, это может вылиться в серьезные эксцессы на этно-религиозной основе. Поэтому при распределении власти, если брать за основу соглашение по Ливану (Таифское соглашение), необходимо внесение коррективы, например, президентом страны может остаться представитель алавитской общины, тот же Башар Асад, премьер-министром может быть мусульманин-суннит, председателем парламента – христианин, представитель Антиохийской православной церкви халкидонского ороса.
Но при этом необходимо понять два наиважнейших момента:
  1. При распределении власти от президента частично к премьер-министру и председателю парламента придется создавать партии, в основе которых, как и в Ливане, будет этно-религиозный момент, что само по себе весьма чревато конфликтами в будущем.
  2. Весьма серьезной останется возможность влияния той или иной общины на силовую структуру государства.


На сегодняшний день наиболее серьезные силовые подразделения в системе сирийской государственной власти контролируются алавитами. Замена части алавитов на представителей других этно-религиозных групп, возможно, самый сложный вопрос.
Справочно:
Согласно последней переписи населения (2009 года) в  Сирии чуть больше 20 млн. человек, подавляющее большинство из них арабы, национальными  меньшинствами  признаются курды (6-7%), армяне (4-5%), черкесы (0,5%).
Реально этно-религиозный состав Сирии значительно сложнее. Большинство населения – мусульмане – сунниты (арабы, курды – 65-70%), алавиты (10-12%), шииты-имамиты (около 4 %), исмаилиты - низариты – мировой лидер Ага-хан IV (около 3%),  друзы (около 2%), христиане (около 10-15%), крупнейшими  из которых являются (православная Антиохийская  церковь, Сиро-яковиты, представители армяно-апостольской церкви,  армяне-католики,  марониты). Каждая из этно-религиозных  групп считает себя по сути одним народом со своими авторитетами.
Подобная ситуация вызывает проблемы взаимоотношений между различными этно-религиозными группами.


Наиболее негативный альтернативный вариант развития ситуации в стране может быть раскол страны по этно-религиозному принципу и создание ряда квазигосударств, в том числе, государства алавитов со столицей в Латакии (как вариант). Поэтому проведение мирных конференций в формате женевской конференции по урегулированию ситуации в Сирии весьма малоэффективно. Для того, чтобы добиться мира и стабильности в Сирии, необходимо:

 

  1. Принятие мер по недопущению иностранного вмешательства в сирийский конфликт как со стороны спонсоров оппозиции, так и их противников сирийского руководства, что, надо признать, на сегодняшний день практически невозможно.
  2. Участие во всех мирных переговорах по ситуации в Сирии должны принимать авторитетные религиозные и светские руководители всех основных этно-религиозных общин в Сирии, без их мнения выработка какого-либо мирного плана по урегулированию ситуации в Сирии несерьезна, кроме того, миротворческий план в Сирии должен включать в себя использование миротворческих сил ООН, что потребует от 50 до 70 тысяч - по предварительной оценке - военнослужащих, основной задачей которых будет являться перекрытие границы с Турцией, Иорданией и Ливаном с целью недопущения передвижения грузов и граждан других государств, предполагающих участие в гражданской войне в Сирии. Часть миротворческих сил должна быть задействована в защите основных населенных пунктов и жителей от различных форм нападения. Должен быть назначен специальный представитель ООН с абсолютными полномочиями, в том числе с возможностью командования миротворческими силами ООН. Однако по различным причинам готовность основных сил в Сирии возможна через 5-10 лет гражданской войны, таким образом, гражданская война на сегодняшний день в Сирии – это лишь начало еще более значимых событий в этой стране.