Новости
27.10.2020
Полный контакт | Соловьёв LIVE | 27 октября 2020 года
26.10.2020
⚡️ Срочно | Турция в Карабахе - угроза безопасности РФ | Геноцид коренных народов в Турции | СМЕРШ
23.10.2020
Антироссийские фронты Турции | Южный Кавказ, Украина, Сирия, Ливия — что делать? | СМЕРШ



Последние фото

 
Встреча с Послом Сирийской Арабской Республики в Российской Федерации доктором Риадом Хаддадом


Заседание Инвестиционного совета при Уполномоченном по защите прав предпринимателей в городе Москве


Встреча с Советником Эмира Катара по Национальной Безопасности Шейхом Мухаммадом Бин Ахмед Бин Абдулла Аль-Миснед


Встреча с министром обороны государства Катар Халидом аль-Аттыйя и чрезвычайным и полномочным послом государства Катар в РФ Фахадом аль-Аттыйя


с министром обороны РФ Сергеем Шойгу


V-АЯ МОСКОВСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

 
Лекция-встреча, Московский университет МВД России

 
Командующий вооружёнными силами армией шангал (Ирак-Езиды) Хайдар Шешо

 
Встреча с Первезом Мушаррафом, 10 президентом Пакистана


Встреча с лидером исмаилитов Ага-ханом IV

 


18 февраля 2020 года на первом заседании Инвестиционного совета при Уполномоченном по защите прав предпринимателей в городе Москве, Семен Аркадьевич Багдасаров был избран его Председателем





ИНТЕРВЬЮ:
"Восток — моя профессия"
На вопросы «Военного» отвечает директор Центра изучения стран Ближнего Востока
и Центральной Азии Семен Аркадьевич Багдасаров



Медиа
13.03.2014 Семен Багдасаров, директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии, о референдуме в Крыму

Расшифровка


БАГДАСАРОВ:
 Добрый вечер, уважаемые радиослушатели, сегодня у нас очередная программа «Револьвер». Будем обсуждать, естественно, Украину.

Почему Украину? Потому что, наверное, впервые после 22 лет это наиважнейшее событие в истории нашей страны, которое будет иметь серьезное последствие, вне всякого сомнения, положительное. Мы возвращаем часть того, что нам принадлежит, по просьбе жителей Крыма.

В воскресенье, вы знаете, пройдет референдум, где будут выноситься два вопроса. Но наиважнейший вопрос: хотят ли жители Крыма войти в состав Российской Федерации? Восстановить историческую справедливость, которая была нарушена в 1954 году известным волюнтаристским решением. И как это отразится на жизни в России? И вообще что происходит в Крыму? Что вокруг Крыма? Экономические проблемы, политические, военные, потому что военные проблемы, я думаю, в ближайшее время могут стать наиважнейшими.

У нас сегодня в гостях политолог Сергей Михеев, перед тем, как дать ему слово, я хочу напомнить телефон наш в студии, мы ждем, естественно, ваших звонков: (код города Москвы – 495) телефон – 65-10-996. Пожалуйста.

МИХЕЕВ: Здравствуйте, спасибо. Сначала пару слов о правовом аспекте, о котором сейчас много говорят, по поводу референдума в Крыму. Я, честно говоря, считаю, что если подходить к этому вопросу с формально-юридической точки зрения, Крым в свое время аннексировала Украина.

Нынешняя юридическая ситуация, международно-правовая, в мире сложилась после возникновения Организации Объединенных Наций, и если кто помнит, в учреждении этой организации, как суверенные государства, участвовали Украинская ССР и Белорусская ССР, наряду с Россией и Советским Союзом. Это было сделано в качестве признания их заслуг в ходе Второй мировой войны, но тем не менее.

Так вот, в 1954 году передача Крыма из Российской Федерации на Украину, во-первых, противоречила полностью советским законам, внутри Советского Союза, а во-вторых, она противоречила международному праву, потому что Украина и Белоруссия, будучи членами Организации Объединенных Наций, являлись субъектами международного права, суверенными государствами. Передача от одного суверенного государства другому должна была сопровождаться совершенно другой процедурой, вплоть до ратификации парламентом этих стран. Ни по советским законам, ни по международному праву передача Крыма не была законной. По сути, это Украина аннексировала, пусть не по своей воле, а по воле Хрущева, но аннексировала фактически Крым в 1954 году.

Я уже не говорю о том, что в 1991 году развал Советского Союза тоже был абсолютно нелегитимен ни по советским законам, ни по международному праву. Развал Советского Союза и Беловежской пущи, где собрались три из 15 руководителей союзных республик, ну никак ни в какие рамки не лез. И передача Крыма Украине, в том числе, совершенно не соответствовала ни международному праву, ни советским законам. Поэтому эти разговоры о том, что Россия нарушает международное право, что это ужасно…

Смысл нынешней ситуации таков: когда Западу что-то выгодно, он не смотрит ни на международное право, ни на внутренние законы, он считает это законным и легальным, как, например, признание независимости Косово, отторжение ее от Сербии, нынешний переворот в Киеве. Можно сколько угодно хорошо относиться к Майдану, если кому-то это нравится, но, с юридической точки зрения, произошел государственный переворот. А вот если Западу это невыгодно, тут он вспоминает про международное право, про законы, про юридические формальности и прочее. Нам просто эти вещи надо совершенно четко понимать, когда мы слышим всю эту информационную картинку, которая в значительной степени навязывается западными медиа

Читать полностью:http://finam.fm/archive-view/9903/

БАГДАСАРОВ: Я тут хотел бы напомнить, что если в какой-нибудь стране происходит военный переворот, то Соединенные Штаты в первую очередь говорят о необходимости возвращения к власти того президента, которого свергли, а в данный момент делается вид, что все произошло, что называется, по воле народа.

 

Я вообще хотел бы сказать о том, что на самом деле произошло на Украине, и в Крыму в том числе. Мы ведь знаем, что в 2009 году было заключено восточное партнерство Евросоюза с рядом государств. Хочу напомнить эти государства: это Украина, Молдова, Армения, Грузия, Азербайджан, если я не ошибаюсь, и Белоруссия. Значит, целью этого восточного партнерства было распространение влияния Запада и, в том числе, Евросоюза на эти государства. Естественно, наиболее интересным государством являлась Украина в силу того, что там 47 миллионов человек, и так далее. Естественно, предполагалось, что со временем все эти государства подпишут соглашение ассоциированных членов ЕС, а впоследствии вступление в ЕС и усиление влияния Запада, а там, как всегда, после экономики идут военно-политические аспекты. Собственно, это было предопределено.

И естественно, когда пошел вопрос о том, что Украина, в лице тогдашнего руководства, не хочет подписывать, тогда был запущен некий механизм, который, судя по всему, готовился к 2015 году, к выборам президента. Суть механизма – устранение от власти действующего президента и привод к власти тех, кто воплотит эту идею в жизнь.

Уж кто это будет, не имело значения, хотя известно сейчас уже досконально всем, что заранее готовились боевики, в том числе на территории не только Украины, но Прибалтики, Польши, с тем, чтобы совершить переворот в 2015 году. Он совершился несколько ранее. И собственно отсюда все и вытекает, что сейчас происходит.

У нас сейчас на линии Константин. Константин, слушаем ваш вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, это «Спорт FM»?

БАГДАСАРОВ: Нет, вы, наверное, не туда попали. Это «Финам FM». Значит, перепутали радиостанцию, мы сейчас говорим не о спорте тем более.

И прошел военный переворот. Роль главной ударной силы сыграли радикальные группировки, сподвижники, или наследники, наверное, правильно говорить, Степана Бандеры. Мы многие слышали, наверное, и читали литературу об их роли в истории нашего государства, я имею в виду Советского Союза, и Украины тоже. И вот когда сейчас многие начинают что-то придумывать…

Вот сейчас я ехал и в машине слушал некую известную радиостанцию, которая финансируется «Газпромом» (я удивляюсь, «Газпром» – это, строго говоря, государственная компания): столько грязи, столько ненависти к тому, что сейчас произойдет в воскресенье 16 февраля в Крыму, я не слышал. Это парадоксальная вещь. Но они забывают, вообще-то, что те же главные боевики, без которых не свершилось бы это, не скрывают, что для них все и вся – это Степан Бандера.

Я хотел бы напомнить, что это не локальный националист был, который действовал как бы в интересах националистических сил на Украине, я хотел бы напомнить, что одно из важнейших положений у Степана Бандеры – развал в любой форме, какой бы ни существовало – Советский Союз, Российская империя, Россия как таковая – развал и поддержка всех сепаратистских националистических сил, которые существовали на тот момент, и сейчас существуют.

Для нас это несет прямую угрозу национальной безопасности, если мы позволим укрепиться на вот этом пространстве на Украине этим силам, то следующим этапом будет Российская Федерация. Это будет распад, уничтожение единого государства, а это будет происходить в море крови, мы понимаем прекрасно, с последующим поглощением нашего нынешнего государства соседями, в том числе Западом.

И несмотря на то, что это организация явно фашистского характера, ее поддерживают, в том числе, Соединенные Штаты и так далее. Сейчас же вообще никому не секрет, что именно Соединенные Штаты играли важную роль во всем этом явлении.

У нас сейчас на линии Илья, надеюсь, он не перепутал радиостанцию. Илья, слушаем вас.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, конечно.

БАГДАСАРОВ: Алло.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, добрый день.

БАГДАСАРОВ: Да, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: У меня маленький вопрос к вашему гостю по поводу Крыма. Сейчас будет проходить референдум, скажите, пожалуйста, а в России не будет референдума по поводу, хотим ли мы, чтобы Крым присоединялся к нам?

БАГДАСАРОВ: Вопрос понятен.

МИХЕЕВ: В России такого референдума не будет, потому что существует закон о приеме субъектов федерации. Этот закон подобного референдума не предусматривает.

Но вообще, если возвращаться к тому, о чем мы говорили, то для радиостанции, которую вы упомянули, бандеровцы – это не проблема, потому что они, собственно говоря, хотят того же самого, ну, если честно, называйте вещи своими именами. Вот вы перечислили цели бандеровцев: развал страны нашей, и все остальное, русофобия. Они поэтому и принимают этих людей, потому что у них такие же цели, у них такие же совершенно взгляды на жизнь. По сути, это такая секта, которая на этой радиостанции беснуется.

А по поводу, между прочим, юридических тонкостей, еще раз, Януковича и восточного партнерства. Интересно, что до тех пор, пока Янукович готов был подписать известные бумажки, никто не говорил о том, что он коррупционер, тиран-деспот, бандит и вообще нехороший человек, страшный и жадный олигарх. И никто этого даже не замечал, в том числе на Западе. Но как только он отказался подписать эту бумажку, всем это бросилось в глаза, и Запад стал, буквально выпрыгивая из штанов, говорить о том, какой ужасный человек Янукович, какой он олигарх, коррупционер и что с ним надо побыстрей покончить. Двойная мораль совершенно очевидна здесь.

БАГДАСАРОВ: Сергей, о двойной морали известно, но сейчас для нас будет стоять вопрос, чтобы мы, исходя из своих интересов, жестко поступали, защищая эти интересы, и показали Западу, что, во-первых, угрозы санкций не боимся, а в ответ на их санкции можем сделать свои. О них я скажу позже.

У нас сейчас Владимир на линии. Владимир, слушаем ваш вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

БАГДАСАРОВ: Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Мне уже 60 с лишним, лет, был я в Украине, в смысле, на Украине, был я в Севастополе, в Симферополе, объездил еще со своими родителями в 60-х годах весь Крым, я просто рыдаю и плачу. С другой стороны, просто поддержку народу Крыма…

БАГДАСАРОВ: Но вы рыдаете и плачете в положительном плане?

СЛУШАТЕЛЬ: Абсолютно.

БАГДАСАРОВ: В эмоциональном, потому что это действительно великое…

СЛУШАТЕЛЬ: Да, наш Крым, сколько наших там полегло, сколько кораблей там затоплено в Севастопольской бухте, сколько на Сапун-горе наших полегло, сколько в 40-х годах наших полегло. Это все Россия, русские и татары, которые сейчас, якобы какой-то процент, выступают против, это все блеф, такого не может быть, это наше все, это Россия!

БАГДАСАРОВ: Владимир, я абсолютно согласен, у вас есть вопрос? Мы с вами единомышленники.

СЛУШАТЕЛЬ: Да. Вот сейчас поднимается вопрос насчет того, что рейтинг Путина поднялся. Вы извините меня, а куда ему деваться в таком положении, когда весь народ встал, не приведи господь, если он хоть шаг, хоть полшага сделает назад? Да его сметут здесь вообще к едрене фене, прошу извинений.

БАГДАСАРОВ: Владимир, понятно. Вопроса не было, но я думаю, это звонил единомышленник, он совершенно верно говорит. Это не просто стратегически важный регион, с точки зрения экономики что-то представляющий, как говорят на этой же самой радиостанции о выгодно – не выгодно, это, я бы сказал, политико-моральное решение: к нам идет наша территория, с нашим народом.

Дмитрий, я слушаю вас, у нас на линии Дмитрий.

СЛУШАТЕЛЬ: На самом деле, в принципе, ничего не имею против того, чтобы кто-нибудь присоединился к Российской Федерации. Единственный вопрос в следующем: насколько я вижу ситуацию, наши спецслужбы дорогие снова прошляпили очередную американскую операцию на постсоветском пространстве. Вопрос простой: доколе? Почему нельзя было провести контроперацию и задушить, извините, этот Майдан в зародыше? Насколько я понимаю, достаточно было посадить 20-30 человек с площади в первый раз и не отпускать их.

БАГДАСАРОВ: Ну, это уже вопрос к бывшему руководству, конечно.

СЛУШАТЕЛЬ: Слушайте, если мы говорим, что боевиков готовили американцы, ну, господа, значит, соответственно, руководство Украины должны готовить наши спецслужбы, если мы хотим, чтобы таких ситуаций не было.

БАГДАСАРОВ: Вопрос понятен, Дмитрий.

СЛУШАТЕЛЬ: А будет ли, по вашему мнению, делаться что-то в этом направлении?

БАГДАСАРОВ: Дмитрий, вопрос ясен, пожалуйста.

МИХЕЕВ: Я понимаю пафос человека, но это на самом деле упрощенный взгляд на вещи, потому что, тем не менее, Украина является суверенным государством, и вы преувеличиваете степень нашего влияния на ее президентов и тем более на ее спецслужбы. Спецслужбы Украины и большинство политиков Украины, начиная с 90-х годов, на самом деле находятся в очень и очень плотной связке именно с западными странами, с американцами, с европейцами. Это началось еще в конце 80-х – в начале 90-х. И даже когда был поздний Советский Союз, уже американцы и европейцы очень плотно работали с украинскими националистами и с местными элитами. И большинство тех политиков, которых вы видите сейчас на горизонте, они велись американцами в течение многих лет.

Что касается Януковича, чтобы никаких здесь совершенно не было иллюзий: в определенном смысле это был удобный для нас человек, но это не был человек, абсолютно подконтрольный нам, никогда он таким не был.

Были ли наши ошибки? Несомненно, они были, но они были порождены тем историческим поражением, которые мы потерпели в 1991 году. Это были последствия развала, потому что развалить легко, а восстановить что-то достаточно сложно. Поэтому той степени контроля над ситуацией, о которой вы говорите, у нас никогда не было. Наверное, можно было сделать что-то больше, но у нас не было совершенно никаких возможностей посадить, как вы выражаетесь, 20-30 сторонников Майдана, и прочее.

Януковичу, насколько мне известно, говорилось неоднократно, что он играет в эти игры, которые плохо кончатся. Более того, именно «Партия регионов» Януковича в свое время простимулировала вот этот выход на политическую арену националистической партии «Свобода» Тягнибока, потому что они играли в эти игры и думали, что вот «Свободой» они всех закошмарят, а потом выйдут белые и пушистые и всех победят.

Украина – это клубок интриг, все государство, этот государственный проект внутренне крайне противоречив и крайне конфликтен. Он был пронизан этими недальновидными интригами, а это создавало хорошую почву для работы западных спецслужб. Поэтому здесь не надо так упрощенно на эти вещи смотреть.

Я хочу по поводу предыдущего слушателя сказать. У него не было вопроса, но он уловил очень интересную вещь, и это правильно совершенно. В данной ситуации отступление обойдется нам дороже, чем удержание позиции. Потому что есть голоса, в том числе среди либеральной оппозиции, которые говорят: нет, надо все бросить, надо слить этот Крым, надо полностью согласиться с американцами.

БАГДАСАРОВ: Сергей, извините, я перебью вас, но те, кого вы называете либеральной оппозицией, то же самое, что было на Украине, они тоже работают активно со спецслужбами.

МИХЕЕВ: Да, несомненно.

БАГДАСАРОВ: Меня всегда поражало, как многие из них встречались и встречаются в Посольстве США и так далее. То же самое. Нам надо выводы тоже делать и пожестче занимать свою позицию по отношению к так называемой либеральной или неолиберальной оппозиции, чтобы сделать выводы и по нашей ситуации внутри страны.

У нас сейчас еще на линии Сергей. Сергей, слушаем ваш вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

БАГДАСАРОВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Хорошая очень тема, актуальная. Скажите, пожалуйста, вопрос достаточно интересный с точки зрения юридической правомерности: Крым объявляет о вступлении в нашу страну, потому что понятно, что мы всегда будем рады Крыму и, как из ваших слов было ясно, передача Крыма была незаконна, но сейчас у них есть право. И получается, что вот эта ситуация на Майдане спровоцировала положительную ситуацию для Крыма. Правильно я понимаю?

МИХЕЕВ: У них ровно столько же прав, сколько и у тех, кто на Майдане, вот и все. Была такая советская песня: «Есть у революции начало, нет у революции конца…» Вот люди, которые устроили, как они считают, революцию в Киеве, они думали, что они под революционную дудку будут делать только то, что удобно им, а оказалось, что их мнение не разделяет значительная часть населения их же страны. И они решили, что в этой же ситуации они могут поступить по-другому.

Тем более надо понимать простую вещь. Существовала и продолжает существовать реальная угроза физической расправы с крымчанами. Почему, собственно, они пошли на все эти шаги, на которые они пошли? Потому что была совершенно достоверная информация, что киевский Майдан собираются направить в Крым. Их обещали поставить на колени прямым текстом, их обещали принудить к тому, чтобы жить так, как считает Майдан. И насколько я понимаю, у новых киевских властей была такая мысль, чисто тактическая, для того чтобы очистить Киев от радикалов, чтобы убрать их подальше, их решили послать в Крым. И опасность физической расправы была совершенно реальной. Это, собственно, подтолкнуло крымчан к тому, что они и делают.

БАГДАСАРОВ: А у нас на линии Андрей. Андрей, слушаем ваш вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день.

БАГДАСАРОВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: У меня вопрос такого плана. Скажите, пожалуйста, мы много слышим о нашей позиции в отношении законности присоединения Крыма, а хотелось бы подробнее узнать, не удалось мне услышать, подробности той формулы, которой пользуется Запад, и Америка в том числе. Они к чему в данном случае апеллируют в части незаконности присоединения Крыма? Понятно, что идет поддержка позиции сегодняшнего Киева, но более конкретно с опорой на международное законодательство и так далее.

БАГДАСАРОВ: Вопрос понятен. Сергей, пожалуйста.

МИХЕЕВ: В том-то и дело, что никаких подробностей и нет. Запад не собирается вникать ни в какие подробности. Есть политическая целесообразность. То, что выгодно Западу, объявляется легитимным и законным, а то, что невыгодно, объявляется нелегитимным и незаконным. Их не интересует, что переворот был незаконным, не интересует, что соглашение 21 февраля было нарушено, они этого как бы не видят. Они апеллируют к принципу нерушимости границ. Но есть и принцип самоопределения наций, как известно.

БАГДАСАРОВ: Давайте откровенно говорить. Запад, Соединенные Штаты и не только не заинтересованы, чтобы Россия окрепла, стала подлинно великим государством, каким она была всегда. Им очень выгодно иметь ослабленную Россию.

Тот же Крым, Севастополь. Уникальная база нашего военно-морского флота. Ни для кого не секрет, что нынешний режим в Киеве рано или поздно пошел бы на то, чтобы денонсировать соглашения харьковские о Черноморском флоте. Очевидная вещь. У нас уже сейчас на Черном море сложилась очень интересная ситуация, когда турецкий флот, а Турция – член НАТО, кратно превосходит Черноморский флот и по численности судов, и по качеству. Сейчас мы приняли абсолютно верное решение о модернизации вооруженных сил, в том числе и флота. Мы заинтересованы, естественно, модернизировать Черноморский флот. И вдруг такое решение. Конечно, Запад будет делать все, чтобы в Крыму не было российского присутствия. А мы должны делать все, чтобы мы там были, были вообще в тех местах, где должны были быть. Вот об этом, собственно, идет речь.

У нас сейчас будет перерыв. Я хочу напомнить наш телефон: (код города Москвы вы все знаете – 495) телефон – 65-10-996. И после небольшого перерыва мы будем дальше обсуждать эту тему.

Мы должны четко понимать, что идет противоборство геополитическое. И уступать Западу просто смысла нет. В противном случае завтра они сделают с нами то же самое, что они сделали в свое время с Советским Союзом.

Реклама.


Читать полностью:http://finam.fm/archive-view/9903/

БАГДАСАРОВ: У нас на линии Алексей. Алексей, слушаем ваш вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

БАГДАСАРОВ: Добрый день.

СЛУШАТЕЛЬ: Может быть, я и не совсем по теме хочу задать вопрос. Меня интересует, помимо Крыма (тут тенденции более или менее ясны), как, на ваш взгляд, будут развиваться события в восточной, северо-восточной Украине? Вопрос меня волнует, потому что моя семья связана именно с этими вещами. Мой дядька, офицер-пограничник, погиб под Севастополем, маменька воевала в 34-й гвардейской стрелковой дивизии, получившей именование Енакиевской, а прадед был земским врачом в городе Глухове, это Сумская область.

БАГДАСАРОВ: Алексей, спасибо за вопрос.

МИХЕЕВ: Что касается востока и юго-востока Украины, и северо-востока, видимо, имеется в виду Харьков, я думаю, что за судьбу этого региона надо бороться. Потому что надо понимать: сейчас новая киевская власть будет жестоко давить, и уже давит жестоко все пророссийские движения, всех относительно вменяемых и разумных людей на юго-востоке. Причем делается это жестоко: людей ловят, избивают, сажают в изоляторы, и это делают те люди, которые буквально месяц назад говорили, что они борются за свободу и демократию. И я думаю, что насилия там будет очень много, людей этих, несомненно, будут давить, и без нашей поддержки им не выжить.

Поддержка наша, я думаю, должна быть достаточно ощутимой. Может быть, не такой вариант, как с Крымом, но поддержка должна быть всемерной и всеми возможными способами мы должны эти движения поддерживать, иначе людей задавят. И эти люди, которые рассчитывают все это сделать через насилие, мне кажется, не понимают простой вещи, что насилие в данном случае – это тупик. Рано или поздно все равно этот конфликт выйдет на поверхность.

БАГДАСАРОВ: Я хотел бы напомнить, вообще-то у нас в свое время Государственная Дума приняла изменения в закон «Об обороне», где предусмотрено, что вооруженные силы России можно использовать для защиты соотечественников. Если вакханалия, насилие, беспредел будет твориться на востоке Украины, на северо-востоке, юго-востоке, я думаю, надо будет ставить вопрос об оказании помощи им. Хватит оглядываться на Запад!

Я всегда вспоминаю фильм про Ивана Грозного. Не тот, что был снят недавно, он мне не понравился, а тот, что снят во времена Иосифа Виссарионовича Сталина. Старый фильм. Ивану Грозному один из дьяконов говорит, ссылаясь на Запад: «На Западе нас не поймут». А он говорит: «Сильные будем – поймут». Никуда они не денутся, это исторические земли России и отдавать своих соотечественников на поругание никто не будет.

У нас на линии Владимир. Владимир, слушаем ваш вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ: День добрый.

БАГДАСАРОВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Владимир, 36 лет. Вы знаете, у меня один комментарий, один вопрос. Когда разваливался Советский Союз, ходила такая фраза: «Все, что Запад говорил о Советском Союзе плохое, оказалось правдой, как и то, что говорил Советский Союз о Западе, оказалось правдой». Не окажется ли, что через десять лет мы окажемся в такой же ситуации? Это первое.

И второй вопрос: как Россия защищена от следующего развития ситуации? Допустим, гипотетически, через два-три года ситуация экономическая в России изменится, и Крым решит вернуться обратно в Украину. Вот как мы можем быть защищены от принятия таких решений? Спасибо.

БАГДАСАРОВ: Сергей, пожалуйста.

МИХЕЕВ: Что касается поговорки, о которой вы говорили, вы ее немного перефразировали, потому что тогда ходила другая поговорка. Эта поговорка появилась в 90-е годы во время тяжелейшего кризиса. Так вот, она звучала совсем не так, как вы ее сказали. Она звучала так: «Все, что нам рассказывали о социализме, было неправдой, а все, что нам рассказывали о капитализме, оказалось правдой». И это люди прочухали в 90-х годах, когда они протрезвели от этого угара Перестройки конца 80-х и ожидания манны небесной и бубликов, которые посыплются им в рот, и оказались в яме глубочайшего провала и экономического, и геополитического, и так далее. Это первое. Эти вещи тоже надо достаточно хорошо понимать. Правда, я не понял, к чему вы процитировали эту пословицу.

А что касается юридических гарантий по поводу Крыма, вероятность того, что Крым вдруг захочет обратно, приближается к нулю. Я вас уверяю, что если бы там были такие настроения, мы бы ничего там сейчас этого не видели, мы ничего не смогли бы сделать. На самом деле, ситуация в Крыму такова, что действительно подавляющее большинство населения этого хочет. Если бы они этого не хотели, я вас уверяю, мы бы не смогли этого сделать искусственно. Если бы даже мы пытались это сделать, ничего бы у нас не получилось. Это первое.

И второе. Процедура вхождения в Российскую Федерацию предусматривает целый ряд обязательств. Они эти обязательства должны проанализировать сейчас и понять, что они вступают в Российскую Федерацию.

Вы знаете, на самом деле Запад продумывает, чтобы ослабить нас с экономической точки зрения. Это не только те санкции, которые нам грозят объявить в Брюсселе чуть ли не 17-го числа в понедельник, сразу после референдума. Вчера или позавчера госпожа Олбрайт, всем известная деятельница, бывший руководитель Госдепа США, заявила: чтобы ослабить Россию, надо пойти на более тесный контакт с Ираном, чтобы покрыть некие потребности в нефти и газе, и потребность в наших нефти и газе резко уменьшить и таким образом ослабить нас. Но у нас огромная страна, колоссальные ресурсы. У нас есть опыт, когда нас зажимали в угол, а мы выходили из этого угла сильными. Я всегда говорю, когда на Западе такое планируется, извините, у нас тоже есть много чего такого, что мы можем предъявить Западу.

Обратите внимание, пока мы молчим о транзите железнодорожном и воздушном в Афганистан, но в первую очередь железнодорожном. В этом году будет вывод основных масс войск оттуда. Если мы завтра перекроем этот транзит, соглашение аннулируем, если уж Запад на нас так будет сильно влиять, то пусть они уходят по южному маршруту. Посмотрим, как на Хайберском перевале будут гореть их боевые машины. В первую очередь для американцев, конечно, это огромный ущерб не только в экономическом, но и в человеческом и в политическом плане. Мы еще пока это не задействуем. И я всегда говорю, вы знаете, у нас большой олигархический капитал.

Украина показала, что с этими людьми надо быть осторожными, что лучше их национализировать. Особенно то, что дает огромные поступления от экспорта нефти, газа и, наконец, металла и так далее. Ресурсов у нас достаточно. В России никогда не будет хуже, чем на Украине, успокойтесь. Это просто фантазия.

Александр? Вопрос, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, у меня, наверное, не вопрос, а просто коротенькая ремарка, если позволите, к нашей сегодняшней беседе. Дело в том, что мы, кажется, должны работать больше над имиджем страны все же. Мы сейчас обсуждаем, что мы будем делать, если к нам применят санкции, всплывает аналогия размахивания ядерной дубиной – теперь у нас дубина экономическая.

БАГДАСАРОВ: Но это не мы размахиваем дубиной, дубиной размахивает Запад, который говорит: «Мы вам, значит, санкции…» Извините, если нам объявят санкции, мы же должны что-то делать? Или, по-вашему, что, мы должны извиниться, сказать: «Извините, мы что-то не то начали», – дать задний ход, чтобы завтра все негативы, о которых мы здесь говорим, перекинулись на российское государство?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, мы должны, как это ни банально, сформировать общественное мнение в мире более интенсивно, чем мы делаем это сейчас. Сейчас мы не успеваем, проигрываем, мы находимся под лавиной информации, которая катится на нас со всех сторон. Наша информационная машина менее мощная, и она проигрывает.

БАГДАСАРОВ: Сейчас она работает лучше, чем несколько лет назад. Конечно, надо, чтобы лучше работала. Это вопросов нет. Я извиняюсь, у нас просто на линии еще ряд слушателей.

Александр, слушаем ваш вопрос. Или Александр у нас был? Николай, извините.

СЛУШАТЕЛЬ: Николай, да. Добрый вечер. Хотел спросить такую вещь. Я очень рад, что Крым будет с нами, действительно рад, но вопрос такой: пока не ясна ситуация с Юго-восточной Украиной, если вдруг что, Киев введет какие-то санкции, а все мы знаем, что в Крым что вода, что остальное все вот идет…

БАГДАСАРОВ: Через Херсонскую область, да.

СЛУШАТЕЛЬ: Да-да-да. Допустим, какие-то есть планы у нашей власти, как это можно решить? Потому что, конечно, это хорошо, все эти лозунги…

БАГДАСАРОВ: Практически очень правильно, да, Николай. Пожалуйста.

МИХЕЕВ: Ну, я власть не представляю, поэтому не могу отвечать за то, есть ли у нее какие-то планы или нет. Планы, я думаю, какие-то есть.

Во-первых, есть вариант альтернативной доставки в Крым энергоносителей. Электроэнергия уж, по крайней мере, это не проблема: бросается кабель через Керченский пролив, несколько бронированных кабелей – и электроэнергия идет. Это первое.

А второе: на самом деле, мы еще даже не начинали давить на Украину, если между нами говорить. Мы пока вообще еще ничего не сделали. Мы пока отменили им два подарка: скидку на газ, и сказали, что мы не дадим тех денег, которые обещали Януковичу. Но мы пока даже не начинали ничего делать, что можно было бы расценить как реальное давление на Украину. Таких рычагов у нас достаточно много.

Более того, скажу, что мы во все постсоветские годы имели все абсолютно возможности обрушить украинскую государственность, но мы этого не делали, с точки зрения сохранения безопасности в Европе. Но, к сожалению, наши западные коллеги на безопасность смотрят по-другому.

По санкциям я хочу сказать одну важную вещь. Мы все время говорим: «Запад, Запад», – но никакого единого Запада в вопросе о санкциях не существует. Есть Европа, есть Америка, Америка играет в свою игру, и я считаю, что этот очаг напряженности на Украине ей выгоден, с точки зрения и давления на Россию и с точки зрения ослабления того же Евросоюза. Завязать Евросоюз на этот очаг, заставить его тратить на это деньги, убедить его, что Украина – это большой приз в этой игре, а под это дело тихой сапой решать собственные проблемы: ослабление старой Европы, поднятие роли ближайших союзников, таких, как Польша, Прибалтика, в Европе.

А для Европы на самом деле Россия является одним из важнейших рынков сбыта: у нас почти 500 миллиардов долларов ежегодный товарооборот. Вот так просто выбросить 500 миллиардов нынешняя Европа не может себе позволить.

БАГДАСАРОВ: Представьте на секунду, что в России не стало немецких автомобилей и техники – как вы думаете, что будет в Германии?

МИХЕЕВ: Это не столько наша проблема, сколько их. Например, позиция Франсуа Олланда, французского президента: он очень жестко осудил все, что делает Россия на Украине, но при этом сказал: «Нет, от строительства трех кораблей мы отказываться не будем». Даже тремя кораблями он пожертвовать не может и не хочет.

БАГДАСАРОВ: Да и «Renault», «Peugeot» и все такое прочее – тоже это…

МИХЕЕВ: И продукты питания, и прочее-прочее.

БАГДАСАРОВ: …Это такой огромный рынок, никто не проигнорирует.

У нас на линии Кирилл. Кирилл, слушаем ваш вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я хотел бы узнать ваше мнение вот по какому поводу. Сейчас мы обсуждаем на многих радиостанциях, что к нам могут применить какие-то санкции, и говорим, что нам они не страшны, а не можем ли мы налететь на такую вещь: если мы сейчас присоединим Крым, тогда в других областях Украины действительно начнут угнетать и резать наших соотечественников? И что мы тогда будем делать?

БАГДАСАРОВ: Кирилл, мы уже отвечали на этот вопрос. Я еще раз напомню, у нас есть закон «Об обороне». Мы в свое время включили изменения в этот закон, предполагающие, что вооруженные силы России можно использовать для защиты своих соотечественников. Если будет критическая ситуация, я считаю, извините, это просто обязанность нашего руководства и всех нас потребовать от руководства (я думаю, руководство это прекрасно понимает), защитить наших соотечественников. Потому что беспредел – мы не можем его допускать. И мы должны будем поддержать своих людей.

В конце концов, что такое юго-восток, северо-восток? Это, извините, исконные земли России, это всегда так было. Но я еще раз говорю, ради защиты мы должны это делать. Надо защищать свои интересы так, как защищают другие – те же Соединенные Штаты. Им это надо, им это можно, а мы – нет? Они на каком-то этапе всерьез решили, что они есть некая инстанция после господа бога, которая вправе решать все эти вопросы. Пора им показать, что извините, у нас есть свои интересы, у нас есть свои соотечественники, защищать которых мы будем.

МИХЕЕВ: Ну и еще один момент здесь. Вы поймите, что на самом деле если бы мы не сделали то, что мы сделали в отношении Крыма, там бы уже сейчас шла резня. Вы думаете, что если бы мы отказались от поддержки их референдума, то мы бы таким образом решили эту проблему? Наоборот, мы бы ее только усугубили. Уже сейчас там были трупы, это сто процентов. Потому что я вам серьезно говорю, была совершенно достоверная информация, что людей с Майдана хотят перебросить в Крым, для того чтобы очистить, так сказать, Киев…

БАГДАСАРОВ: Но в начале 90-х годов, помните, такое и было.

МИХЕЕВ: 1992 год, это «поезд дружбы», да.

БАГДАСАРОВ: С Западной Украины перебрасывали туда боевиков. Народ Крыма не был к этому готов. Но выводы-то надо делать, понимаете? Нельзя же так сказать: «Извините, мы тут будем в стороне стоять, главное, чтобы никого не обидеть», – наш имидж был бы высокий. Это, знаете, разговоры, я бы сказал, недостойны того, чтобы об этом и говорить.

Поэтому, что касается наших соотечественников, мы обязаны оказывать им помощь, где бы они ни были.

МИХЕЕВ: Насчет 1992 года. Просто многие не знают эту историю, или просто по молодости не помнят. Ведь на самом деле после развала Советского Союза Крым получил, вернее, выговорил себе достаточно широкую автономию. Там был собственный президент, которого избирали всенародным голосованием, которому подчинялась вся вертикаль власти в Крыму, там были выборы на всех уровнях.

Что сделал Киев? Туда снарядили реальный поезд с боевиками, туда приехало несколько сотен боевиков с Западной Украины. Свергли президента Мешкова и заставили местные крымские власти переписать конституцию, сузив свои полномочия. И тогда никакой Запад ничего не сказал.

БАГДАСАРОВ: Даже, по сути, полностью ликвидировав понятие автономии.

МИХЕЕВ: И тогда никакой Запад ни одного слова не сказал против. Все это было законно.

БАГДАСАРОВ: А зачем? Значит, это им было выгодно.

У нас на линии Роман. Роман, слушаем ваш вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

БАГДАСАРОВ: Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: У меня такой вопрос. Мы очень много говорим по поводу защиты прав русскоязычных людей в Крыму, но почему-то никто не говорит о защите русскоязычных людей в других странах. Я имею в виду Чечню, Таджикистан, Кыргызстан, в России у нас нарушаются права человека настолько, что уже дальше просто невозможно.

МИХЕЕВ: Чечня – это не другая страна, если вы не в курсе, а субъект федерации. А что касается других стран, насчет Киргизии, честно говоря, там таких уж радикальных проблем нет, я там неоднократно бывал.

Но, несомненно, возможно, мы стоим перед качественно новым этапом. Возможно, именно украинская ситуация заставит нас по-другому взглянуть на все эти проблемы на всем постсоветском пространстве, потому что действительно русские после распада СССР оказались разделенным народом. Им возвращаться, кроме как в Россию, некуда, Россия – их историческая родина. Поэтому только Россия и может за них заступиться. Я надеюсь, что украинская ситуация позволит нам качественно пересмотреть отношение и к этому вопросу.

БАГДАСАРОВ: Мы должны четко понимать действительно, на постсоветском пространстве, Сергей, я тоже Средней Азией профессионально занимался, сам уроженец тех мест, там не так все хорошо, в Киргизии, особенно на юге, не так все хорошо в Таджикистане, не так хорошо в Узбекистане. Там законы хорошие, а на практике никто эти законы не соблюдает. На практике действительно есть ограничения в правах русскоязычного населения: и в плане работы, и так далее, и прочее, и в плане замены кириллицы на латиницу, когда человек должен знать, оказывается, уже узбекский или еще какой-то язык, а ему еще говорят: «А теперь ты еще переходи на латиницу». Это имеет место быть, на самом деле.

МИХЕЕВ: Как и этнократия.

БАГДАСАРОВ: Да. Ну, этнократия есть, наверное, в какой-то мере и в других бывших республиках Советского Союза.

Поэтому я тоже надеюсь, что это качественно новый уровень, после чего мы будем более активно защищать русскоязычное население. В конце концов, для кое-кого должен быть хороший урок то, что происходит. Уже вот так просто: «Ребята, извините, вы что-то делаете? А, не делаете? Ну, ладно, извините», – на этом заканчивается. У нас нет дальше заднего хода, что называется, мы должны идти только вперед. И Украина – это тот вопрос, где мы должны, в общем-то, это все показать.

У нас осталось очень мало времени, чуть больше минуты, Сергей, я хотел бы, чтобы все-таки вы еще, так сказать…

МИХЕЕВ: Я все равно заострюсь на той мысли, которую я немножко недоговорил. По поводу голосов, которые пугают нас санкциями, говорят, что лучше бы от этого дела тихо отползти. Я абсолютно уверен, что, во-первых, если бы мы не вступили в украинскую ситуацию, мы бы от этого не получили абсолютно ничего. Украина была бы втянута в НАТО, в Крыму была бы резня (как и на юго-востоке), наш флот бы выкинули, и мы получили бы абсолютную дулю, как это было в 1991 году, когда мы тоже под развал Советского Союза думали, что мы что-то получим.

БАГДАСАРОВ: И следующая страна, которую бы расчленили…

МИХЕЕВ: Несомненно.

БАГДАСАРОВ: …Это была бы Российская Федерация. И мы оказались бы в ситуации гражданской войны. Это ни для кого не секрет, что Украина планировалась как плацдарм. Извините, традиция бандеровщины… Как раз Степен Бандера, в общем-то, и выступал за расчленение великой, большой России. Вот, собственно, об этом идет речь.

С вами в студии был наш гость сегодня – Сергей Михеев. Вел передачу Семен Багдасаров. Спасибо.

Читать полностью:http://finam.fm/archive-view/9903/