Новости
05.06.2020
"Таких совпадений не бывает! Дальше терпеть нельзя!": шокирующие факты от Семена Багдасарова
04.06.2020
Вечер с Владимиром Соловьевым от 03.06.2020
03.06.2020
"Разрывает страну в клочья": протесты в США набирают обороты

Полный контакт с Соловьевым



Последние фото


Заседание Инвестиционного совета при Уполномоченном по защите прав предпринимателей в городе Москве


Встреча с Советником Эмира Катара по Национальной Безопасности Шейхом Мухаммадом Бин Ахмед Бин Абдулла Аль-Миснед


Встреча с министром обороны государства Катар Халидом аль-Аттыйя и чрезвычайным и полномочным послом государства Катар в РФ Фахадом аль-Аттыйя


с министром обороны РФ Сергеем Шойгу


V-АЯ МОСКОВСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

 
Лекция-встреча, Московский университет МВД России

 
Командующий вооружёнными силами армией шангал (Ирак-Езиды) Хайдар Шешо

 
Встреча с Первезом Мушаррафом, 10 президентом Пакистана


Встреча с лидером исмаилитов Ага-ханом IV

 


18 февраля 2020 года на первом заседании Инвестиционного совета при Уполномоченном по защите прав предпринимателей в городе Москве, Семен Аркадьевич Багдасаров был избран его Председателем





ИНТЕРВЬЮ:
"Восток — моя профессия"
На вопросы «Военного» отвечает директор Центра изучения стран Ближнего Востока
и Центральной Азии Семен Аркадьевич Багдасаров



Новости
30.08.2013 Хвост виляет неверной собакой (Зачем Западу воевать с Сирией: экономическая и геополитическая подоплека конфликта)

Сергей Демиденко, эксперт-востоковед российского Института стратегических оценок и анализа
Никакого экономического интереса у Запада в Сирии нет. Он до сих пор потому и не вмешивался в сирийскую ситуацию, поскольку там нет никакой экономической подоплеки. Есть только разговоры о том, что где-то на границе с Сирией открыто месторождение нефти и газа. Ничего там не открыто, официальных подтверждений этому нет. Повторяю, если бы у Запада там был экономический интерес, они давно туда бы влезли.

Анализ позиции Запада — вопрос очень сложный. Во-первых, он до конца не определился со своей позицией. Если мы проанализируем высказывания американских политиков, то увидим, что, с одной стороны, они заявляют, что нужно предпринять некие жесткие действия в отношении режима Башара Асада, а госсекретарь США Джон Керри 26 августа заявил, что у них есть доказательства, что к химической атаке в Сирии причастны именно сирийские войска. С другой стороны, они утвердительно отвечают на вопросы, будет ли Вашингтон продолжать усилия по созыву конференции «Женева-2», то есть предпринимать политические шаги для урегулирования конфликта.
Я думаю, что вопрос заключается только в одном: страны Запада ищут способ убрать Башара Асада, потому что считают, что его уход является залогом стабилизации ситуации. Если Асад уйдет, то Запад, думаю, отступит от этой жесткой позиции. Они, и конкретно США, и сейчас не очень хотят во все это вмешиваться. Если бы они хотели, то вмешались бы уже давно.

Но, во-первых, есть американская идеология, что необходимо защищать простой народ в любой точке мира. Во-вторых, давление союзников в лице Саудовской Аравии и Катара. В-третьих, давление европейских союзников, которые тоже завязаны с Саудовской Аравией и Катаром: там деловые контакты очень серьезные, много денег крутится между Европой и Персидским заливом. Все это давит на американскую администрацию и вынуждает ее предпринимать хоть какие-то усилия на сирийском направлении.

Тем не менее масштабную операцию они организовывать не хотят — это слишком накладно с политической, имиджевой и финансовой точки зрения. Поэтому вопрос о начале операции на самом деле еще не решен. Пока много говорится, но непонятно, будет ли сделано вообще что-то. Все зависит от Америки — если она скажет, что отбой, мы ничего не делаем, то и остальные последуют ее примеру. В одиночку никто не полезет.
Но ничего особо и не может подтолкнуть Вашингтон к решению о силовом воздействии. Это будет политическое решение, для которого не нужен особый повод. Примеры уже были, наиболее вопиющий — в Ираке.
Проблема в том, что президент США Барак Обама сам обозначил так называемую «красную линию» — если будет применено оружие массового поражения, то я ударю. Он это сам сказал, его за язык никто не тянул. И тут как грибы после дождя стали появляться прецеденты. Западу на эти информационные поводы нужно реагировать.
***

Евгений Сатановский, президент Института Ближнего Востока

Конфликт лоббируют Турция, Катар, Саудовская Аравия. Саудовская Аравия и Катар — из религиозных соображений, а Турция — еще и из-за экономических. Это часть большой войны шиитов и суннитов, часть противостояния стран: перед столкновением с Ираном его надо лишить единственного сторонника.
Плюс есть личный интерес эмира Катара и Саудовского короля по поводу прокладки на Турцию трубопроводов с Аравийского полуострова через турецкую территорию на Европу. Это уже важно и для Эрдогана.
Британия, Франция и США в своей ближневосточной политике в огромной мере руководствуются не собственными интересами, а интересами всех перечисленных мною стран: двух монархий и одной республики. Потому что Турция де-факто становится исламской республикой.

В данном случае, на мой взгляд, это ситуация, когда хвост виляет собакой.
***

Семен Багдасаров, эксперт по проблемам Центральной Азии и Ближнего Востока
Думаю, что США уже решились на жесткие меры. Это вопрос времени. Неделя-две, и удар будет нанесен. Может быть, несколько раньше.

Запад проводит свою политику на Востоке, исходя из нескольких факторов.
Первое: странами Запада Сирия рассматривается как звено так называемой шиитской оси — Иран, Ирак, Сирия, «Хезболла» в Ливане. Запад давно вынашивал идею ослабить влияние Ирана на Ближнем Востоке, считая, что самым слабым звеном тут является Сирия.

Второе: экономическая подоплека. Есть Катар, который является третьей страной в мире после России и Ирана по запасам газа. Он — наш конкурент по поставкам газа в Европу, только он поставляет сжиженный газ, у него нет газопроводов, но зато большой танкерный флот. Но если руководить Сирией будут те, кто выгоден Западу, то тогда газопровод «Катар — Саудовская Аравия — Сирия — Турция» оказывается реальным, и нашему «Газпрому» становится труднее конкурировать.

Третье: сейчас стараются молчать о возможности создания некой конфедерации арабских, суннитских, государств по принципу Евросоюза. Население этого союза было бы под 300 млн человек и обладало бы колоссальными ресурсами. Это образование должно было бы быть дружественным и Евросоюзу, и США. И нужно, чтобы в таком ключевом арабском государстве, как Сирия, был суннитский режим.

Мало кто говорит о лобби саудитов и катарцев в США, Британии и Франции. Оно мощнейшее. У этих стран, считаю, есть видение, что если на Ближнем Востоке будет более-менее управляемая ситуация и будет убран шиитский фактор, то с саудитами удастся договориться о многом. Например, о регулировании цен на нефть и газ. Это будет играть ключевую роль с точки зрения подрыва экономической стабильности в России. Да и терроризм станет более управляем.

И в США, и во Франции, и в Британии существуют сильные антииранские настроения. Много говорят о ядерной программе Ирана, но почти не рассказывают, что эта страна проводит достаточно активную экспансивную политику на Ближнем Востоке. Это не только дуга «Ирак — Сирия — «Хезболла» в Ливане, но и, например, поддержка антиправительственных выступлений в Бахрейне, в восточной провинции Саудовской Аравии и так далее. В этом плане интересы совпадают.