Новости
05.11.2019
Любая революция в России приводит к трагедии

Полный контакт с Владимиром Соловьевым

01.11.2019
Револьвер (16+) на радио Говорит Москва с Семёном Багдасаровым
29.10.2019
О ситуации на Ближнем Востоке

Полный контакт с Владимиром Соловьевым (29.10.19)

 

Последние фото


Встреча с Советником Эмира Катара по Национальной Безопасности Шейхом Мухаммадом Бин Ахмед Бин Абдулла Аль-Миснед

Встреча с министром обороны государства Катар Халидом аль-Аттыйя и чрезвычайным и полномочным послом государства Катар в РФ Фахадом аль-Аттыйя

с министром обороны РФ Сергеем Шойгу

 

Лекция-встреча, Московский университет МВД России

 

Командующий вооружёнными силами армией шангал (Ирак-Езиды) Хайдар Шешо

 

Встреча с Первезом Мушаррафом, 10 президентом Пакистана

Встреча с лидером исмаилитов Ага-ханом IV

 

ИНТЕРВЬЮ:
"Восток — моя профессия"
На вопросы «Военного» отвечает директор Центра изучения стран Ближнего Востока
и Центральной Азии Семен Аркадьевич Багдасаров


Новости
28.11.2013 "МВД понимает, что ситуация с терроризмом может выйти из-под контроля"

 По данным МВД, после обыска у них изъяли экстремистскую литературу, огнестрельное оружие, патроны, гранаты и несколько самодельных бомб, в числе которых и пояс шахида.

— Господин Багдасаров, как расценивать эту новость: вообще нормально, что в Москве вооруженные до зубов 15 исламских боевиков так спокойно находятся?

— То, что настораживает, это активность организации, ведь это уже не первый случай. Некое время назад был задержан террорист, который вербовал женщин для последующего использования их в качестве смертниц этой же организации. "Ат-Такфир валь-Хиджра" — само называние говорит, что это такое. Такфир — это право обвинять всех, не только немусульман, но и мусульман. Это самая радикальная исламистская организация, более радикальная, чем все остальные салафитские организации.

"Хиджра" — это уход из мусульманских общин, создание своих собственных общин. Так вот, настораживает то, что идеология, кроме всего прочего, состоит из нескольких этапов. Первый этап — это уход, создание замкнутой общины, а второй этап — это активная деятельность по свержению существующей власти. Судя по тому, что происходит, они перешли к этой активной деятельности.

Я изучал эту организацию еще в 80-х годах на опыте Египта, а сейчас она действует уже у нас. Это говорит о том, что та ситуация, которая происходит на Ближнем Востоке, и в том числе создание новых радикальных структур, очень быстро проникает к нам, и нам надо внимательно за этим смотреть.

— Насколько многочисленна эта группировка в России?

— Что такое многочисленная или немногочисленная? 100-200 человек в этой группировке могут создать очень серьезную угрозу национальной безопасности с точки зрения терроризма. Потом они очень активно проводят миссионерскую работу не только среди мусульманского населения, но и немусульманского тоже. Это, в общем-то, достаточно опасная организация.

В той же Сирии существуют боевые отряды из такфиристов: они развязывают боевые действия не только против правительственной армии, но и против других исламистов — настолько радикальна эта группировка. Поэтому это внушает серьезные опасения за то, что происходит такая активность в этой группировке.

— Но сегодняшнее задержание — это беспрецедентный случай, или это попытка МВД обратить внимание на свою работу?

— Я думаю, нет. Это то, что МВД сталкивается с конкретной ситуацией и понимает, что это может выйти из-под контроля. У нас, наоборот, пора ужесточить борьбу с такими радикальными группировками. У нас существует идеология салафизма, на базе которой возникла идеология такфиризма — это самый радикальный вариант салафизма. Поэтому не бороться с ней означает, что эти группировки резко активизируются.

Когда верховный муфтий Сирии говорит о том, что на стороне исламистской оппозиции в Сирии воюет около 2 тыс. граждан Российской Федерации — это тоже очень о многом говорит. Они будут возвращаться, уже начинают возвращаться, и ситуация будет радикализироваться, и будет возникать серьезная опасность с точки зрения терроризма и экстремизма. Поэтому здесь действия МВД нормальные, в общем-то, правильные.

— Господин Багдасаров, могли ли эти люди — задержанные сегодня 15 исламских боевиков — готовить теракт в столице?

— Вне всякого сомнения. Эта группировка, судя по всему, приступает ко второму этапу своих действий — это активность с точки зрения экстремизма и терроризма. И то, что они собирались совершить террористический акт, для меня не вызывает никакого сомнения. Боюсь, что такие группировки еще существуют, именно относящиеся к этой организации "Ат-Такфир валь-Хиджра".

— С чем связана вся эта активизация их деятельности, в частности, на территории России?

— На территории России это связано с теми событиями, которые происходят в Сирии. Из 70-80 тыс. боевиков, которые воюют против правительства Сирии, по самым скромным подсчетам, 30-40 тыс. — это исламисты радикального толка, в том числе такфиристы, в том числе, граждане России, в том числе граждане государств СНГ. Это до тысячи человек только из одного из центрально-азиатских государств.

Поэтому Россия занимает принципиальную позицию по Сирии, этот элемент тут тоже присутствует, кроме всего прочего. 20 лет мы не вели активной борьбы с радикализмом. Мы только реагируем на теракты. В идеологической борьбе не было ничего, и до сих пор ничего не делается. Поэтому мы сейчас пожинаем эти плоды и искренне надеемся, что силовики наши с этим справятся. Силовой составляющей недостаточно.

— Усугубится еще ситуация, по-вашему?

— Была угроза известному террористу Доку Умарову по этому вопросу, поэтому я не исключаю, что будут предприняты некие действия. Не говоря о том, что этот "господин" — секретарь Совета национальной безопасности Саудовской Аравии. Руководитель разведки Саудовской Аравии Бандар бен Султан открыто угрожал нашему руководству по этому вопросу, если мы не поменяем свою позицию по Сирии. А министру иностранных дел Саудовской Аравии послышалось, что чего-то кто-то из наших МИД не так сказал — он угрожал нам тысячами "хаттабов".

Слушайте, нельзя к этому относиться просто так. У нас, к сожалению, визовый режим с той же Турцией, с территории которой наши так называемые граждане затем проникают в Сирию и воюют в этих исламистских организациях, где они получают, к сожалению, богатый боевой опыт, налаживают связи с другими террористами, он действует и в обратную сторону. Я считаю, что 2014-2015 год — это будет время очень тяжелое в этом плане, судя по тем событиям, которые происходят в регионе и у нас, в общем-то, тоже.