ИНТЕРВЬЮ:
"Восток — моя профессия"
На вопросы «Военного» отвечает директор Центра изучения стран Ближнего Востока
и Центральной Азии Семен Аркадьевич Багдасаров


04.02.2011, Росбалт «Братья-мусульмане» далеки от террора»

Египетские «Братья-мусульмане» не намерены выставлять своего кандидата на пост президента страны, что, однако, не умаляет политической мощи движения. По оценкам экспертов, в декабре прошлого года «братья» могли занять в парламенте 43-46% мест, не наставь партия власти фальсифицированных заслонов. О том, как изменится Египет, если за исламистами с террористическим прошлым останется большинство и на новых выборах, «Росбалту» рассказал член комитета Госдумы РФ по международным делам Семен Багдасаров.


- Семен Аркадьевич, во-первых, почему вы так уверены, что повторные выборы в египетский парламент все-таки проведут, а во-вторых, какие в этом случае у «Братьев-мусульман» будут  шансы на победу?

- 30-35% мест в парламенте, думаю, они заработают. Начнем с того, что 90% населения Египта исповедуют ислам. А «Братья-мусульмане» — структура очень серьезная, со своими школами и больницами, объединяющая все слои общества – от крестьян до интеллигенции.

Что касается выборов, то они неизбежны хотя бы потому, что, согласно египетскому законодательству, тот или иной кандидат в президенты должен собрать 250 подписей депутатов разного уровня. А как их собрать, если партия Хосни Мубарака из 508 мест в парламенте занимает 419? Чтобы провести реформу нужно переизбрать президента, а чтобы переизбрать президента нужно переизбрать парламент. В парламенте созыва 2005 года «братья» получили 88 из 454 мест, а это 20%. На этот раз, думаю, результат будет еще выше.

- Вот как раз такой прогноз и беспокоит сегодня мировое сообщество. В частности, многие эксперты говорят об угрозе радикального ислама.

- А меня беспокоит то, что говорят эти эксперты. На мой взгляд, это чистая провокация. Мы видим преднамеренное нагнетание ситуации со стороны США, Израиля и того же Мубарака. Мотивы президента Египта ясны. Израиль, понятно, опасается ситуации, при которой у него под боком окажется 500-тысячная армия, одна из мощнейших на Ближнем Востоке, вооруженная американской техникой, которую США поставляли в Египет на протяжении 20 лет. Я не особенно в это верю, но теоретически такой вариант развития событий не исключаю. В египетском обществе действительно сильны антиизраильские настроения. «Братья-мусульмане» также неоднократно говорили о возможности денонсации Кемп-Девидских соглашений и прекращении контактов с Израилем. Американская схема мира рушится, что в США, само собой, считают недопустимым.

Единственное, чего я понять не в состоянии, так это позиции российских псевдовостоковедов, которые вслед за остальными рвутся в эфир  с заявлениями о страшных последствиях исламизации Египта. О каких последствиях идет речь?!

- Взять хотя бы террористическое прошлое «братьев»…

- Во-первых, из уст лидеров этого движения не прозвучало ни одного антироссийского высказывания. Антиамериканские и антиизраильские были – но только они. Во-вторых, напомню, что еще в 1971 году в идеологии, стратегии и тактике «Братьев-мусульман» произошел коренной перелом: тогдашний верховный наставник организации Омар Талимисани выступил с заявлением о том, что «братья» отказываются от террористических форм борьбы за власть в пользу парламентских. До этого, да, насилие было, были даже убийства. В 1950-х «братья» активно контактировали с британцами и американцами, а в 1954-м с целью недопущения проникновения коммунизма в Египет совершили покушение на президента Гамаля Насера, который, как известно, дружил с Советским Союзом. Но после 1971-го не было отмечено ни единого факта, который бы уличал это движение в организации тех или иных террористических актов.

Хочу напомнить, что когда в прошлом году в московском метро произошел теракт, один из депутатов египетского парламента выразил от имени «Братьев-мусульман» соболезнования российскому народу. Когда в Багдаде гибли христиане, «братья» соболезновали. Когда отморозки в Александрии (иначе их назвать трудно) энное время назад пытались ворваться в коптские кварталы, «братья» выстраивались в живую цепь. Когда необходимо было ввести в ассоциацию египетских юристов представителя коптов, христианам помогли именно «братья», которые в значительной степени эту ассоциацию контролируют.

У нас об этом то ли забыли, то ли не слышали. Вместо этого федеральные каналы смакуют 1981 год, убийство египетского президента Анвара Садата, которое осуществила группировка, по их версии, близкая к «Братьям-мусульманам». Это провокация. «Аль-Джихад аль-Исламия», организовавшая убийство, не имела никакого отношения к «братьям».

Больше скажу, в 1980-х отношения «Братьев-мусульман» с террористическими группировками резко обострились. Сегодня наиболее крупные организации так называемого «большого джихада» («Аль-Джихад» «Аль-Исламия», «Аль-Гамаа аль-Исламия», «Аль-Каида») «братьев» попросту ненавидят. Еще в 1988 году один из руководителей «Аль-Каиды», по сути второй человек в организации, египтянин Айман Аззавахерия издал книгу «Горький урожай» (впоследствии она стала настольным чтивом террористов псевдоисламского, подчеркиваю, толка по всему миру), в которой обвинил «братьев» в предательстве и бог знает в чем еще. Между террористами и исламистским движением «Братья-мусульмане» существуют не то что разногласия, между ними — настоящая вражда.

- Так какая сегодня политическая платформа у «братьев»?

- Консервативная часть движения выступает за отмену банковской процентной ставки, за запрет на продажу алкоголя и в целом за приведение жизненного уклада египтян в соответствие с нормами шариата. Но есть и умеренное крыло, которое в основном состоит из молодежи, и считает, что многие положения программы «братьев» нужно кардинально пересмотреть – в том числе, даже необходимость шариатских форм правления.    

Поэтому в том, чтобы рассматривать «братьев» как некую угрозу, как, к сожалению, делают многие наши псевдоспециалисты, я смысла не вижу. Да, политическая карта меняется. Да, это может кому-то не нравиться, но надо просто понять, что не будет больше Мубарака.

Беседовала Дарья Миронова

>