ИНТЕРВЬЮ:
"Восток — моя профессия"
На вопросы «Военного» отвечает директор Центра изучения стран Ближнего Востока
и Центральной Азии Семен Аркадьевич Багдасаров


06.04.2015 "Вероятность заключения соглашения с Ираном в июле достаточно высокая"

Израиль призывает пересмотреть соглашение с Ираном. По мнению премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху, договор приведет к ядерной гонке вооружений на Ближнем Востоке. Об этом он заявил в эфире американского телеканала NBC. Руководитель Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров обсудил тему с ведущим "Коммерсантъ FM" Алексеем Корнеевым.


Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ

 

Переговоры по иранскому атому завершились 2 апреля. Евросоюз и США объявили о поэтапном снятии санкций с Тегерана, в свою очередь Иран согласился сократить мощности по обогащению урана. Окончательный договор стороны подпишут к концу июня.

— С чем связано такое резкое высказывание Нетаньяху относительно соглашения с Ираном?

— Во-первых, Биньямин Нетаньяху прекрасно понимает, что из себя представляет Иран на сегодняшний день — это региональная ближневосточная сверхдержава. Причем когда Нетаньяху говорит об угрозе ядерного вооружения Ирана, — да, такая угроза действительно существует, и здесь вопрос времени, когда в Иране все-таки создадут ядерное оружие.

Но есть большие угрозы в настоящее время: дело в том, что сегодня на границе с Израилем, на юге Ливана находится "Хезболла" — наиболее непримиримый противник Израиля. На Голанских высотах сейчас находится "Джахбат ан-Нусра", которая ни одного выстрела еще в сторону Израиля не совершила, но "Хезболла" со стороны Сирии теснит "Джахбат ан-Нусра", и это лишь вопрос времени, когда выйдет на границе с Израилем уже в районе Голанских высот.

Получается достаточно большой фронт против Израиля — от Южного Ливана до Голанских высот, а это уже очень серьезная реальная угроза, не полумифическое ядерное оружие, которое может появиться через 10-15 лет, не раньше — это все общие слова.

Вот в этом плане серьезно, а июль 2006 года показал, что такое "Хезболла" для Израиля: Израиль по сути потерпел поражение в войне против "Хезболлы" в июле 2006 года, потеряв, по официальным данным израильского командования, 121 военнослужащих убитыми и 48 танков "Меркава Mk.3", "Меркава Mk.4" подбитыми. Это было в 2006 году, а сейчас "Хезболла" еще сильнее, она приобрела большой опыт ведения боевых действий на территории Сирии и Ирака, в Сирии — на стороне Башара Асада, в Ираке, естественно, — на стороне шиитского руководства в Багдаде. Она получила дополнительное вооружение, в том числе американское, которое сейчас правительство в Багдаде передает так называемой "шиитской милиции", в том числе такие танки, как М1А1 "Абрамс" современный, другое вооружение, которое, естественно, имеет возможность попасть в руки "Хезболлы". Вот это для Израиля значительно более опасно, чем возможность ядерного вооружения Ирана.

— Как, на ваш взгляд, и у каких стран Израиль может найти поддержку?

— У Саудовской Аравии и ее союзников.

— То есть с этой поддержкой можно ли как-то Израилю повлиять на эту сделку?

— Можно повлиять, если израильское лобби в США сомкнется с саудоаравийским и катарским лобби — тоже очень сильное лобби, тогда они могут повлиять через Конгресс США. Но в конечном счете вероятность заключения соглашения в июле достаточно высокая, и даже если Конгресс США примет закон, ограничивающий возможности влияния Барака Обамы на снятие санкций, — там рассматривается такой законопроект, — то все равно значительное смягчение санкций по отношению к Ирану будет введено в действие, тем более большая часть санкций в конечном счете будет сниматься Советом безопасности ООН.

— Какая в этом вопросе позиция России — определяющая или…?

— Нет, она "присутствующая", не определяющая. Главенствующую роль играют, конечно, со стороны Запада Соединенные Штаты, в меньшей степени — Евросоюз, который тоже заинтересован в снятии санкций с Ирана как в плане вхождения на иранский рынок, так и использования углеводородного сырья Ирана, то есть газа. По газу Иран занимает второе место в мире, и если эти санкции будут сняты, то вероятность поступления на рынок Европы газа иранского очень-очень высока, как противовес газу из России.

— То есть позиция России на сделку не имеет никакого влияния?

 

— Абсолютно никакого влияния не имеет.
Подробнее:http://www.kommersant.ru/doc/2702683

>