ИНТЕРВЬЮ:
"Восток — моя профессия"
На вопросы «Военного» отвечает директор Центра изучения стран Ближнего Востока
и Центральной Азии Семен Аркадьевич Багдасаров


24.03.2016 Затаились? Проблемы с мигрантами в России никуда не делись

Беженцев с Ближнего Востока и из Африки в России нет. Зато есть миллионы мигрантов из бывших советских республик.

На первый взгляд ситуация намного спокойнее. По крайней мере, сообщения о беспорядках и массовых драках на межнациональной почве, которые будоражили общество несколько лет назад, сошли на нет.

Конец благополучию?

«С одной стороны, заметно снизилось количество радикальных неонацистских атак, - говорит Наталия Юдина, эксперт информационно-аналитического центра «Сова». - После событий на Украине большая часть российских ультраправых организаций раскололась и находится в кризисе. Кроме того, борьбу с любыми проявлениями экстремизма усилили право­охранители. С другой стороны, более активную политику по выдворению мигрантов, наложению долгосрочных запретов на въезд в Россию за различные правонарушения в последнее время ведёт ФМС. Да и количество желающих приехать в Россию на заработки из стран Центральной Азии из-за падения курса рубля снизилось». 

Между тем, по мнению Игоря Кузнецова, ведущего научного сотрудника Института социологии РАН, важную роль в снижении фобий по отно­шению к иностранцам сыграли внешнеполитические успехи России, консолидация общества вокруг присоединения Крыма: «Вспомните 90-е. У многих русских тогда было ощущение, что нация не состоялась, тем более что бывшие сограждане по бывшему СССР для собственного само­утверждения не упускали возможность «оттоптаться» на русских. Это порождало серьёзное ответное неприятие. Сейчас на фоне национальных успехов мы стали больше уважать себя. А это способствует тому, что мы в большин­стве своём стали спокойнее и лучше относиться к другим. Для сравнения: в Европе происходит обратный процесс. Конечно, некоторые считают, что открытость для Европы - это нечто само собой разумеющееся. Однако европейская толерантность и рассуждения о мульти­культурализме возможны, только когда в обществе есть ощущение гарантированной безопасности и благополучия. К слову, в СССР оно было. А это даёт пространство для самореализации, для любви ко всему миру, для слёз умиления от встречи и спасения беженцев... Но если появляются риски для собст­венной безопасности, риски падения уровня жизни, угрозы немецкой, французской и другим европейским культурам, то всё возвращается на круги своя - к традиционным ценностям, среди которых есть и ценность выживания общества. Эйфория от встречи мигрантов с игрушками и слезами умиления проходит».

Чего ждём?

Тем временем, по словам эксперта, проблемы никуда не делись. Просто пока по телевизору больше говорят об успехах во внешней политике. «Когда настанет затишье, когда на первый план «вылезут» внутриэкономические и внутри­политические конфликты, ситуация может заметно измениться». 

Прежде всего не стоит обольщаться тем фактом, что количество мигрантов, по официальным данным, снижается. Речь всего лишь о том, что по сравнению с 2014 г. в 2­015-м в стране находилось на 1 млн приезжих меньше (не 10,9, а 9,9 млн человек). «В Германию в 2015 г. попало около 1 млн беженцев, в этом году ожидается ещё 1-1,5млн. И европейцы, образно говоря, «стоят на ушах», - говорит Семён Багдасаров, директор Цент­ра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии. - А у нас ещё до кризиса ежегодно приезжали по 15 млн мигрантов из стран СНГ, и как минимум 1 млн из них оставался в России под разными предлогами. Вдумайтесь: население пополнялось чужаками по миллиону в год на протяжении многих лет! Ситуация в РФ мне напоминает Францию приблизительно 30-летней давности. Когда туда прибывали мигранты из Марокко, Алжира, никто не видел в этом опасно­сти, их пытались как-то обустроить, адаптировать, принимали какие-то законы… А проблемы только накапливались, и в итоге целые районы под Парижем, в других французских городах оказались заселены одними мигрантами. Даже полиция старается туда не соваться. 

У нас этот процесс тоже идёт. Бесконтрольная миграция - это целый ворох проблем с наркотрафиком, ростом преступности и терроризма. Через 2-3 года мы можем столкнуться с таким же уровнем угроз, как Европа. Если европейцы получили волну беженцев из Северной Африки и с Ближнего Востока, то мы вдобавок к трудовым мигрантам можем ожидать подобную волну из Средней Азии. Я не удивлюсь, если драматические события на таджикско-афганской границе начнутся уже этим летом или осенью».

>