ИНТЕРВЬЮ:
"Восток — моя профессия"
На вопросы «Военного» отвечает директор Центра изучения стран Ближнего Востока
и Центральной Азии Семен Аркадьевич Багдасаров


17.12.2010, интервью, журнал "Эксперт Онлайн" Продешевили

О причинах и последствиях договоренностей между Россией и НАТО по Афганистану в интервью «Эксперту Online» рассказал член комитета Государственной думы по международным делам Семен Багдасаров.

 
– Насколько сейчас важна российская помощь для США в Афганистане?
– США давно не были в такой зависимости от России, как сейчас из-за афганского вопроса. Прежде всего, в плане транзита грузов в Афганистан, а в ближайшей перспективе – вывоза из Афганистана техники и личного состава коалиционных войск. Фактически сложилась ситуация, когда Россия осуществляет тыловое обеспечение войск США и их союзников в Афганистане.
 
– Как это получилось?
– На момент ввода войск Международной коалиции в Афганистан планировалось, что основным путем снабжения станет 2000-километровый пакистанский маршрут (порт Карачи – Хайберский перевал – Кабул). По нему планировалось возить до 75% грузов, а остальные 25% – через Ближний Восток, Закавказье и Среднюю Азию. Однако на сегодняшний день этот маршрут ненадежен: лишь 40% идущих по нему грузов доходит до точки назначения. Остальное «Талибан» перехватывает. Причем не только на Хайберском – были ситуации, когда еще в порту Карачи уничтожались сотни натовских контейнеров. Еще одной проблемой для США является перспектива вывоза имущества из Афганистана. Когда США вводят новые подразделения в Афганистан, они входят со штатной техникой. Однако затем, при ротации личного состава и поставках новой техники, старая не вывозилась. В результате у американцев в Афганистане осталось значительное количество старой тяжелой техники, которую они по понятным причинам не хотят оставлять афганской армии. Ее надо вывозить.
 
На сегодняшний день через нашу территорию железнодорожным транспортом может ввозиться и вывозиться определенный перечень бронемашин. Но в ближайшее время этот список будет увеличен – американцы сейчас планируют переброску в Афганистан танков «Абрамс-2». Масса каждого 68 тонн, так что по воздуху их не повозишь. Поэтому зависимость от северного маршрута лишь возрастает: по разным оценкам, через этот маршрут в ближайшем будущем будет идти 80–85% грузов.
 
Помимо собственно маршрута ввоза-вывоза грузов США очень зависят и от российских перевозчиков. Ряд наших авиакомпаний участвует в перевозке грузов, а одна из них даже работает на внутриафганских направлениях. Несколько раз ее борты вывозили в боевой обстановке британские, голландские и американские подразделения. Были случаи и крушения вертолетов этой компании – хотя, скорее всего, они были сбиты. Альтернативы российским компаниям США почти не имеют: ни у кого в мире нет такого парка самолетов (прежде всего «Русланов» и Ил-76) и вертолетов.
 
– Что мы получили взамен на нашу помощь?
– Нам лишь пообещали включить Россию в ВТО. А ведь мы бы могли от этой зависимости получить ряд куда более серьезных дивидендов. Не столько финансовых (стоимость транзита одного контейнера составляет лишь 1800 долларов), сколько политических. Мы могли бы выставить американцам ряд условий. В частности, потребовать отменить поправку Джексона–Вэника (эта поправка вводит ограничение на ввоз в Россию высокотехнологичных товаров). Договориться с американцами о том, что Вашингтон не будет осуществлять поставки военных товаров, а также продукции двойного назначения в Грузию. Обязать США не размещать военные базы в Центральной Азии – Баткенте, Оше и на востоке Таджикистана.
 
– В рамках лиссабонского саммита США дали обязательство бороться с наркотрафиком в Афганистане. Это обещание будет выполнено?
– Американцы не будут сами бороться с производством наркотиков внутри Афганистана. Сейчас ими уничтожается не более 2% всех посевов – остальное сокращение посевов происходит по причине банального перепроизводства (в настоящее время в Афганистане на складах хранится около 12 тыс. тонн опиума – 3–4 года можно вообще ничего не выращивать). Одна из причин бездеятельности американцев кроется в стратегии Обамы, планирующего привлечь на сторону США широкие массы афганских крестьян и лишить «Талибан» их поддержки (а основной сельскохозяйственной культурой в Афганистане является именно опиумный мак. – «Эксперт Online»). Поэтому ставить перед США задачу по уничтожению посевов – бесперспективно. Мы должны требовать от них проведения совместной операции на северном направлении по ликвидации находящихся там нарколабораторий. Это наименее болезненный вариант для американцев. Проведение там операций не толкнет местное население в объятия «Талибана» – хотя бы потому, что это территория бывшего Северного альянса и талибов там не любят.
 
- А не встанет ли нам нынешняя помощь американцам боком после того, как они уйдут из Афганистана и к власти в Кабуле, вероятнее всего, вернется «Талибан»? Как мы вообще должны готовиться к последствиям ухода американцев из Афганистана и тем рискам, которые для нас возникнут на этом направлении?
– В самом Афганистане у нас инструментов немного. Большинство наших друзей из бывших полевых командиров Северного альянса давно перекуплено американцами – такие контакты всегда базируются на материально-технической поддержке. К тому же у нас нет границы с Афганистаном. Нам, конечно, нужно начинать переговоры с «Талибаном», однако приоритетным с точки зрения защиты нашего государства от исходящих из Афганистана угроз должно стать переосмысление и укрепление наших позиций в Средней Азии. На сегодняшний день наша политика на центральноазиатском направлении неэффективна. У нас действует безвизовый режим с сопредельными с Афганистаном государствами – при этом, например, ряд участков афгано-таджикской границы практически открыты. В результате мы получаем колоссальный рост наркотрафика, а также угрозу распространения экстремизма.

Основные усилия надо сосредоточить на Таджикистане. Значительная часть наркотрафика из Афганистана идет через Памирское направление – это почти 900 километров границы. Там сейчас стоят таджикские пограничники, эффективность работы которых вызывает большие сомнения. О том, чтобы их вновь заменить на российских пограничников (которые в свое время там стояли), речи не идет. Нам нужно лишь создать там второй эшелон из подразделений дислоцированной в Таджикистане 201 российской базы с приданием им соответствующих подразделений ФСБ и Госнаркоконтроля. Таджикское руководство против размещения там наших войск – в карманах таджикских чиновников оседает значительная часть доходов, получаемых с контрабанды наркотиков, а также китайского ширпотреба, идущего в Таджикистан из Синьцзян-Уйгурского автономного округа через Восточный Памир. Однако мы должны поставить таджикским властям жесткие условия, в частности пригрозить ввести визовый режим против этой страны и депортировать из России незаконных таджикских мигрантов.

 

 Геворг Мирзаян

>