Новости
10.09.2021
⚡️ СРОЧНО | МИД РФ вызвало посла США | Жесткий ультиматум | Вмешательство в выборы в госдуму | СМЕРШ
09.09.2021
Давление на Россию идет постоянно. Вечер с Владимиром Соловьевым от 09.09.21
09.09.2021
США делают все для разжигания гражданской войны в Афганистане. Вечер с Соловьевым от 09.09.21



Последние фото

 
Встреча с Послом Сирийской Арабской Республики в Российской Федерации доктором Риадом Хаддадом


Заседание Инвестиционного совета при Уполномоченном по защите прав предпринимателей в городе Москве


Встреча с Советником Эмира Катара по Национальной Безопасности Шейхом Мухаммадом Бин Ахмед Бин Абдулла Аль-Миснед


Встреча с министром обороны государства Катар Халидом аль-Аттыйя и чрезвычайным и полномочным послом государства Катар в РФ Фахадом аль-Аттыйя


с министром обороны РФ Сергеем Шойгу


V-АЯ МОСКОВСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

 
Лекция-встреча, Московский университет МВД России

 
Командующий вооружёнными силами армией шангал (Ирак-Езиды) Хайдар Шешо

 
Встреча с Первезом Мушаррафом, 10 президентом Пакистана


Встреча с лидером исмаилитов Ага-ханом IV

 


18 февраля 2020 года на первом заседании Инвестиционного совета при Уполномоченном по защите прав предпринимателей в городе Москве, Семен Аркадьевич Багдасаров был избран его Председателем





ИНТЕРВЬЮ:
"Восток — моя профессия"
На вопросы «Военного» отвечает директор Центра изучения стран Ближнего Востока
и Центральной Азии Семен Аркадьевич Багдасаров



Новости
04.02.2014 "В урегулировании сирийского кризиса должны участвовать Ирак и Ливан"
Региональный формат переговоров наряду с внутрисирийским даст существенный положительный эффект, но круг их участников не должен ограничиваться Россией, США, Турцией, Ираном и Саудовской Аравией. В переговорном процессе должны участвовать все стороны, так или иначе поддерживающие группировки, воюющие на сирийской территории, включая Ирак и Ливан, уверен эксперт Семен Багдасаров
Вашингтон предложил Москве создать новый формат урегулирования политического кризиса в Сирии, который должен дополнить межсирийские переговоры в рамках конференции "Женева-2". Американская стороны предлагает включить в этот параллельный трек пять участников: Россию, США, Саудовскую Аравию, Турцию и Иран.
Российская сторона эту идею в целом одобрила. Москва предлагала запустить региональный формат в дополнение к межсирийскому еще в прошлом году, но тогда США не сочли эту инициативу целесообразной.
Насколько эффективным может оказаться новый формат сирийского урегулирования, "Голосу России" рассказал эксперт по проблемам Центральной Азии и Ближнего Востока Семен Багдасаров. 

- Получается, что, по сути, в Вашингтоне признали то, о чем Москва говорила давно, что конфликт можно решить только путем переговоров. И это подтверждает первый раунд в рамках "Женевы-2". Итоги переговоров скромные, но обнадеживающие.
- В общем-то, это было очевидно. Я неоднократно в эфире вашей радиостанции говорил о том, что без привлечения региональных игроков, таких, как Саудовская Аравия, Турция, Иран, будет очень трудно решать проблему внутрисирийского урегулирования. Но и это еще не все.
Чтобы эффективно работать в этом направлении, надо чтобы на переговорах с сирийской стороны сидели реальные силы, которые участвуют в конфликте, в том числе командиры боевых подразделений оппозиции, реально воюющие на территории Сирии, за исключением, естественно, радикальных исламистских группировок типа "Исламское государство Ирака и Леванта", которая признана мировым сообществом террористической группировкой. Это следующий этап. И к этому тоже надо быть готовыми.
Чего, собственно, хотим добиться от переговоров в Женеве? На базе чего должны прекратиться боевые действия? На базе только перераспределения власти. Для этого надо признать, что конфликт в Сирии носит межрелигиозный характер. Следовательно, власть должна быть также поделена между основными религиозными группировками - по принципу, как Таифские соглашения в Ливане, где 15 лет шла гражданская война. Если мы не хотим, чтобы в Сирии 15 лет шла гражданская война, а потом все-таки пришли к подобным соглашениям, уже сейчас надо это делать. Привлечение региональных игроков в сирийском конфликте - это только начало реального взгляда на то, как надо его урегулировать.
- Давайте называть вещи своими именами. Есть Саудовская Аравия, Турция и Иран. Саудовская Аравия и Турция - государства, оказывающие максимальную поддержку оппозиции, в том числе некоторым радикальным группам. Без их влияния на эти группировки они не прекратят боевые действия.- Это облегчит продвижение переговоров по урегулированию?
В свою очередь Иран также реально вовлечен в войну с Сирией. По данным западных средств массовой информации, в Сирии воюет до 60 тысяч граждан Ирана. Иран оказывает максимальную поддержку Сирии, сирийскому правительству. Как решать эту проблему без Ирана?
- То есть ликвидация внешних факторов, подпитывающих конфликт, могла бы облегчить политическое урегулирование внутри Сирии?
- Вне всякого сомнения, она облегчит внутрисирийское урегулирование, но окончательно не решит проблему. Надо привлекать реальных игроков. Что привлекать Национальную коалицию оппозиционных и революционных сил, за которой не стоит ни одно боевое подразделение, ведущее войну против правительства Сирии? За столом переговоров должна быть реальная оппозиция, все крупные полевые командиры, в распоряжении которых имеются тысячи или десятки тысяч боевиков. Они должны сидеть за столом переговоров, за исключением террористических группировок типа "Исламское государство в Ираке и Леванте".
Почему вдруг США так обеспокоились усилением процесса урегулирования? Потому что на Ближнем Востоке, на территории Сирии и особенно болезненной для американцев территории Ирака создалась мощная террористическая группировка, которая вообще никому не подчиняется. Она не подчиняется даже "Аль-Каиде", о чем говорит недавнее заявление лидера "Аль-Каиды" Аймана аз-Завахири. Группировка крайне радикального плана, имеющая достаточный военный потенциал для одновременного ведения боевых действий на территории Сирии (зачастую успешно) и на территории Ирака.
- Как я уже говорил, это может быть только началом конструктивного обсуждения вопросов. Но без решения тех моментов, о которых я сказал (привлечение крупных полевых командиров и выработка формулы перераспределения власти в Сирии на религиозной основе), не будет окончательного решения проблемы.- Не секрет, что конфликт в Сирии перестал быть внутренним и уже перерос в региональную посредническую войну. Привлечение таких важных региональных игроков может через какое-то время остановить кровопролитие и положить конец конфликту?
Кстати, почему бы тут России не потребовать, чтобы в рамках этого перераспределения позицию председателя парламента в Сирии занял представитель Антиохийской православной церкви? Это близко нашей Русской православной церкви. Это был бы очень крупный успех. Впервые на Ближнем Востоке одним из руководителей государства был бы представитель Антиохийской православной церкви.
Например, сейчас Саудовская Аравия и Турция выступают как защитники суннитов. У нас тоже абсолютное большинство мусульман - сунниты. Почему бы нам не выступить с точки зрения защиты суннитов в плане предоставления должности премьер-министра Сирии сунниту, но такому, к которому мы, скажем так, относились бы хорошо. Тут надо выдвигать опережающие инициативы, а не ждать, когда США согласятся на что-то другое.
При этом все стороны должны согласиться, что президентом в ближайшие годы должен быть, извините, алавит Башар Асад. Я не говорю о президентских выборах этого года. Понятно, в каких условиях они будут проходить. Надо признать, что гражданская война в Сирии носит в значительной степени межрелигиозный характер, и не уходить от этого.
- А смысл вести параллельно две "Женевы-2" или "Женевы-3"? Я не вижу в этом смысла. Если уж развивать какое-то направление с перспективой, то должны быть одни переговоры, где должны быть региональные игроки. Кстати, кроме Ирана, Саудовской Аравии и Турции, там вполне нашлось бы место Ираку, который тоже активно участвует в этом конфликте. На территории Сирии воюют несколько тысяч иракских шиитов, и есть сунниты, которые воюют от других организаций, прямо противостоящих шиитам.- Что касается самого регионального формата, пока не совсем ясно, идет ли речь о параллельной конференции с участием региональных игроков или о некоем постоянном канале связи между ними? Как вы думаете, как это будет происходить?
Наконец, Ливан, который принял более полутора миллионов беженцев. Ливан - это 3,5 миллиона человек. Разве Ливан не может? "Хезболла" - это что? Ливанская организация. И ни для кого не будет секретом, если мы со временем узнаем, что ряд добровольцев из Ливана, кроме "Хезболллы", также участвуют в боевых действиях в Сирии по разные стороны баррикад. Значит, и Ливан должен присутствовать на переговорах.
- Пришла информация о том, что дамасская оппозиция готова дать письменные гарантии по доставке гуманитарной помощи в Хомс. Об этом заявил замминистра иностранных дел Геннадий Гатилов. То есть все-таки есть подвижки после "Женевы-2"?
- Это очень маленькие подвижки гуманитарного характера, которые пока еще не реализованы. Да, все говорят: в Хомс доставим груз, не будем обстреливать. Как только начинается процесс, начинаются обстрелы, что говорит об очень сложном процессе влияния на различные группировки воюющих в рамках одного города Хомса.
А об обмене военнопленными вообще сейчас прекратили говорить, то есть понимают, насколько это несерьезно, никакого реального обмена не будет, возможно, за редким исключением. Результаты "Женевы-2" мизерные, практически никакие.
- Но тем не менее обнадеживающие. Еще же второй раунд переговоров.
- Можно провести и 21-й раунд переговоров. Но если реальных результатов не будет непосредственно в Сирии в плане прекращения гражданской войны, то никакого смысла в таких переговорах нет. Я изначально (год, два назад) говорил, что за столом переговоров должны сидеть региональные игроки, оказывающие максимальную поддержку той или иной группировке.
Вспомните тот факт, когда посол США в Дамаске решил встретиться с "Джебхат ан-Нусра", группировкой в Саудовской Аравии, они категорически отказались с ним вообще общаться, хотя речь шла о том, чтобы узнать, какое мнение по "Женеве-2" у данного посла. Это о чем говорит? Что США не могут влиять на все группировки в Сирии.
- Но теперь, когда все-таки за стол переговоров сядут уже и ключевые, и региональные игроки, ситуация коренным образом изменится?
- Резко не изменится. Резко изменится, когда за столом переговоров рядом со своими спонсорами будет сидеть 5-8 крупных полевых командиров, которые реально влияют на ситуацию. Мы идеализируем ситуацию, думая, например, что организации, получающие спонсорскую помощь от Саудовской Аравии и Турции, завтра получат команду и все выполнят. Кто-то выполнит, а кто-то нет.
Это гражданская война. Многие в этой гражданской войне уже налаживают свои собственные источники финансирования, получения оружия, становясь все более независимыми от внешних спонсоров. Это правило любой гражданской войны, где бы она ни происходила.
И как влиять на них? Запад им сказал: это нам неинтересно. Хорошо, мы не будем получать что-то от Саудовской Аравии, но у нас есть альтернативные источники финансирования - тот же наркотрафик. Не забывайте, что тот же Ливан занимает пятое или шестое место в мире по выращиванию опиума в долине Бекаа. А трафик как идет? Через Сирию, через Турцию в Европу. Кто контролирует этот трафик? Это тоже деньги, ни от кого не зависящие - ни от Саудовской Аравии, ни от Турции.
- Тем не менее сам факт, что противоборствующие сирийские стороны сели за стол переговоров, и никто из них пока не хлопнул дверью, - это уже позитивный факт.
- Это позитивный факт, но я вас снова расстрою. Кого представляет коалиция оппозиционных и революционных сил, которая сидела за столом переговоров со стороны оппозиции? Никого. Ей никто вообще не подчиняется, даже Сирийская свободная армия. Там даже не было команды Сирийской свободной армии Салима Идриса, хотя эта армия наполовину развалилась.
Поставьте себя на место того же полевого командира той же Сирийской свободной армии. За него кто-то, кто живет в хорошей гостинице в Стамбуле, или Анкаре, или Анталии, решает какие-то вопросы. Да он никогда не подчинится им. Они - никто, и звать их никак.