Новости
10.09.2021
⚡️ СРОЧНО | МИД РФ вызвало посла США | Жесткий ультиматум | Вмешательство в выборы в госдуму | СМЕРШ
09.09.2021
Давление на Россию идет постоянно. Вечер с Владимиром Соловьевым от 09.09.21
09.09.2021
США делают все для разжигания гражданской войны в Афганистане. Вечер с Соловьевым от 09.09.21



Последние фото

 
Встреча с Послом Сирийской Арабской Республики в Российской Федерации доктором Риадом Хаддадом


Заседание Инвестиционного совета при Уполномоченном по защите прав предпринимателей в городе Москве


Встреча с Советником Эмира Катара по Национальной Безопасности Шейхом Мухаммадом Бин Ахмед Бин Абдулла Аль-Миснед


Встреча с министром обороны государства Катар Халидом аль-Аттыйя и чрезвычайным и полномочным послом государства Катар в РФ Фахадом аль-Аттыйя


с министром обороны РФ Сергеем Шойгу


V-АЯ МОСКОВСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

 
Лекция-встреча, Московский университет МВД России

 
Командующий вооружёнными силами армией шангал (Ирак-Езиды) Хайдар Шешо

 
Встреча с Первезом Мушаррафом, 10 президентом Пакистана


Встреча с лидером исмаилитов Ага-ханом IV

 


18 февраля 2020 года на первом заседании Инвестиционного совета при Уполномоченном по защите прав предпринимателей в городе Москве, Семен Аркадьевич Багдасаров был избран его Председателем





ИНТЕРВЬЮ:
"Восток — моя профессия"
На вопросы «Военного» отвечает директор Центра изучения стран Ближнего Востока
и Центральной Азии Семен Аркадьевич Багдасаров



Новости
29.05.2013 Афганский вопрос вышел на геополитический уровень

Неформальный саммит лидеров государств - членов ОДКБ прошёл на фоне тревожных, и где-то даже апокалиптических, разговоров про волну афганской нестабильности, которая неумолимо подкатывается к центральноазиатским республикам. По поводу того, захватят ли талибы власть после ухода американцев, вопросов уже не возникает – конечно, захватят. Марионеточному режиму Хамида Карзая не продержаться самому сколько-нибудь продолжительное время. Также почти не остаётся сомнений в том, что талибы двинутся дальше на север, вперёд к мечте о всемирном халифате. Искренний энтузиазм и фанатичная верность сверхидее – две равновеликих составляющих их былых и будущих побед.


Начальник отдела Средней и Центральной Азии Института стран СНГ Андрей Грозин отметил:


"Проблема вывода (или даже бегства) западных контингентов из Афганистана, который уже сейчас начался и официально должен закончится во второй половине следующего года, – эта тема становится с каждым месяцем всё более актуальной. К сожалению, уже сейчас поступает информация о том, что и на таджикско-афганской, и в районе туркменско-афганской границы скапливаются отряды разнообразных исламистских группировок. Не обязательно талибов, но их союзников. Идут бои с официальной афганской армией. И вся эта нестабильность движется на север, приближаясь к зоне ответственности ОДКБ. Со временем эта угроза становится всё более значимой.


Центральноазиатские государства переживают очень тяжёлый момент. К сожалению, собственного потенциала для парирования угроз безопасности у них недостаточно. И единственным гарантом их стабильности было, есть и ещё на долгий период останется членство в ОДКБ. Вполне возможно, что после этого саммита ударными темпами начнёт выстраиваться реальная вооружённая региональная компонента, ориентированная на то, чтобы держать угрозы, идущие с юга, как можно дальше от наших рубежей".


Как заявил генеральный секретарь ОДКБ Николай Бордюжа, лидеры стран-членов Организации хотят минимизировать неизбежные негативные последствия вывода американских войск из Афганистана и обострения там обстановки (вплоть до полномасштабной гражданской войны, добавляют эксперты).
Когда говорят про минимизацию потерь, то подразумевается, что они – потери – неизбежны. Приходится выбирать между "плохо" и "очень плохо". Такой пессимистичный настрой опирается на исторический опыт. Политолог, эксперт по проблемам Центральной Азии Семен Багдасаров сказал:


"Я хотел бы напомнить, что в 1999-2000 годах было очень серьёзное обострение в Киргизии. Тогда боевики, прошедшие через Таджикистан из Афганистана, прорывались в Ферганскую долину. Чтобы не допустить таких эксцессов, которые могут привести к тяжёлым последствиям в Средней Азии (в том числе к большому потоку беженцев), необходимо договориться о совместных возможных действиях по стабилизации ситуации".


После того как американцы уйдут из Афганистана, проблемы появятся у всего региона, согласился с пессимистами вице-президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов:
"Основные риски связаны с безопасностью. Это – экспорт терроризма. Особенно, в Ферганской долине. И, соответственно, рост наркотрафика. Речь идёт, например, о создании совместных сил по регулированию наркотрафика и повышении их эффективности. На фоне усиления трафика из Афганистана серьёзно ослабли позиции Таджикистана. Фактически он превратился в один большой проходной коридор".


На самом деле, именно наркотрафик является системообразующим вызовом. Чтобы верно оценить перспективы решения афганского вопроса, имеет смысл рассматривать его сквозь "героиновую призму". Красноватый отблеск бесконечных маковых полей озаряет самые отдалённые и самые мрачные закоулки афганской социально-политической модели.


Надо заметить, что производство героина в десятки раз возросло за время пребывания в Афганистане коалиции западных войск. Но саму эту коалицию проблема наркотрафика мало заботит, считает сопредседатель Ассоциации военных политологов Василий Белозеров. По его мнению, американцы забросили это дело, чтобы вконец не испортить отношения с местным населением.


С последним тезисом согласен и директор Центрально-Азиатского центра наркополитики Александр Зеличенко. В интервью порталу K-News (Бишкек) отставной полковник подчеркнул, что "примерно каждый пятый афганец кормится за счет опия, это его кусок хлеба, и предложить альтернативу НАТО ему не смогло. Там меняли инфраструктуру, запрещали импорт зерновых, чтобы внутри страны выращивали рис, просо, пшеницу и не сеяли мак. Предлагали массу других инициатив. Все это потерпело фиаско. Опий там по-прежнему превалирует. А крестьяне стали уходить к талибам и воевать. Из двух зол выбирают меньшее. И поэтому НАТО предложило, что не будет непосредственно заниматься такой деятельностью, а будет готовить местные правоохранительные органы и обеспечивать их безопасность в процессе выполнения операций".


Александр Зеличенко объяснил, как движение "Талибан" в свое время существенно сократило производство наркотиков в стране:


"Когда мировое сообщество начало на них давить, они согласились подумать: грех это или не грех с точки зрения мусульманской нравственности. Думали долго. За это время в Афганистане накопились довольно большие запасы опия. Потом талибы признали, что грешно не только употреблять, но и производить наркотики, и огнем и мечом, очень жестко искоренили все посевы опийного мака и тех, кто его сеял.


Но все годы, пока "Талибан" был у власти, наркотик регулярно поступал на Запад по очень низким ценам. Цена на опий не повышалась очень долго – а это значит, что в нем не было недостатка. Но в глазах мировой общественности талибы стали наркоборцами», – заключает Александр Зеличенко и делает вывод, что с приходом талибов к власти в Афганистане ситуация с наркотиками только ухудшится.


Угроза только возрастёт, если, как прогнозируют некоторые эксперты, после вывода войск НАТО Афганистан распадётся на ряд удельных княжеств. Там заново начнётся, так сказать, Средневековье (если допустить, что там оно когда-то закончилось). Как следствие, на территории Афганистана увеличится число гнезд террористических организаций, они будут себя там вольготно чувствовать. Речь идет об Исламской партии Восточного Туркестана, партиях "Акрамийя", "Таблиги Джамаат", "Жамаате моджахедов Центральной Азии" и, наконец, Исламском движении Узбекистана".


По его словам, экстремисты и сейчас живут в Афганистане припеваючи, но при "Талибане" они станут "вечной занозой в теле Центральной Азии".


Фактически со следующего года Афганистан рискует превратиться в зону постоянного конфликта, откуда исламистский фундаментализм, оружие и деньги на "джихад" будут расползаться по всему миру. И тот факт, что американцы оставляют в Афганистане минимальный контингент, не должен успокаивать. Необходимо готовиться не только к тому, что наркотики хлынут потоком, но и к тому, что все группировки, живущие за счет наркотрафика, будут с оружием в руках отстаивать свои интересы уже на территории стран Центральной Азии.
В любом случае России следует думать о выстраивании надежной системы безопасности от угрозы с Юга. ОДКБ здесь может сыграть исключительную роль. Вообще, по мнению экспертов, вес этой организации (как и любых других интеграционных проектов на постсоветском пространстве) в будущем значительно возрастёт. Дмитрий Абзалов отметил:


"До последнего времени Москва делала ставку на разновекторные проекты интеграции. Были проекты, связанные с экономической интеграцией, – это ЕврАзЭС, Таможенный союз. Были проекты, связанные с военной интеграцией, – это ОДКБ. Становится очевидно, что эти проекты необходимо если не объединять, то синхронизировать друг с другом. Бороться с терроризмом без экономических договорённостей в принципе невозможно. Хотя бы потому, что необходимо отслеживать финансовый фактор. Борьба с офшорами без политических решений также невозможна.
Поэтому, скорее всего, базой для интеграции выступит Таможенный союз. Здесь будет происходить наиболее быстрая интеграция, в том числе военная и экономическая. Что касается других членов ОДКБ, то будут выбраны различные схемы. Экономическая составляющая также будет присутствовать. Экономика и военная составляющая будут синхронизированы, в крайнем случае для активных членов ОДКБ".


Доктор политических наук, директор Аналитического центра МГИМО Андрей Казанцев полагает, что для стабилизации ситуации вокруг Афганистана чрезвычайно важно установление взаимодействия ОДКБ с евроатлантическими организациями (НАТО и ЕС). В противном случае Россия и Запад будут продолжать тратить в Центральной Азии ресурсы не столько на борьбу с реальными угрозами, сколько на поддержание конкурирующих друг с другом форматов взаимодействия с Центральноазиатскими государствами.


Так или иначе, но афганский вопрос вышел на геополитический уровень. И решить его можно только вместе, с участием всех сколько-нибудь значимых региональных и глобальных игроков.